Цивилизованный мир переживает новое явление: отшельничество в его современном изводе – социофобии. Но не разрастётся ли безобидное поветрие до опасной черты массового безделья и даже психического сдвига?

Столпники в борьбе с грешной плотью

Наверное, отшельники, пустынники, затворники или анахореты (помните ироничное «Онегин жил анахоретом»?) – люди, удалившиеся от мира и ведущие аскетичный образ жизни, – были испокон веков. Тут нельзя сбрасывать со счетов психику человека, его реакцию на возможные удары судьбы, требующие бегства от их последствий.

Но своё идеологическое значение отшельничество получило в I–II веках, когда первые христиане стали избегать языческих ритуалов и праздников. А уже к концу III века многие жестоко преследуемые христиане просто вынуждены были искать места уединения.

Образ отшельника, который ест как птичка и ни с кем не общается, породил целое направление; в итоге оно стало поощряться Церковью и привилось на Западе. А затворников стали считать носителями особой мудрости и даже провидческого дара.

На Востоке зародилось ещё и столпничество, частично принятое Европой. Самый известный столпник в истории – Симеон (390–459 гг. н. э.), причисленный к лику святых. 37 лет, до самой старости, Симеон Столпник прожил на столбе высотой в 2,75 м на площадке не более одного квадратного метра. Воду и пищу ему носили из монастыря; одежду он изнашивал до лохмотьев.

Из русских столпников всем известен Серафим Саровский (1754–1933): тысячу дней он молился Богу, стоя на коленях на голом камне.

Отшельник по найму

Если сегодня сады и садики принято украшать фигурами гномов, то в Англии в XVIII веке в укромных уголках ухоженных парков жили натуральные отшельники.

Посетители парка, не приближаясь к пещере, густо увитой романтической зеленью, или к хижине, где обитала косматая достопримечательность, лишь мельком могли взглянуть на живую диковину.

Как же возник культ личных садовых отшельников?

В XVIII веке было модно демонстрировать как своё богатство, так и любовь к созерцанию природы в поисках романтического одиночества. То есть, нанимая личного затворника, состоятельные люди убивали двух зайцев. Тем более что самые богатые из них владели обширными парками, которые украшались в том числе и таким «философским уголком»: нанятый анахорет словно бы олицетворял собой романтические чувства своего господина и, как ни смешно, его презрение к мирской юдоли.

Пустынниками работали не абы кто. За неплохую плату нанимали тех, кто искренне любил природу, обладал мудростью, склонностью к размышлениям и нефальшивой меланхолии. Добавим, что не последним качеством оказывалось умение месяцами обходиться без мытья и довольствоваться крайне скудным пропитанием. В немногочисленные обязанности отшельника входило поддержание вокруг своего жилища чистоты и порядка. Разговаривать ему не позволялось даже с прислугой.

Демонстрация отшельников-«философов» была неотъемлемой частью пикников и парковых праздников. Менее богатые владельцы парков шли на обман: сооружив по случаю романтическую хижину, они уверяли гостей, что в данный момент её обитатель просто не желает показываться на люди.

Экзотичная мода давно прошла, но в 2014 году одна женщина дала в британской газете объявление: «Ищу отшельника для постоянного проживания на территории обширного парка».

Пустынники нашего времени

В иные минуты любой из нас готов понять тех, кто ищет в мире полного уединения. Лет пятнадцать назад появилось даже новое словечко – дауншифтер. Известна история бывшего юриста Юрия А., поселившегося в самодельной землянке у Ярославского шоссе. Его основные занятия – читать, принимать гостей, вести аудиоблог. Он считает, что человеку для полной, счастливой жизни надо немного. Строительство землянки заняло у него всего несколько недель, а гаджеты он заряжает с помощью солнечных панелей.

Хорошо известен в Грузии монах Максим Кавтарадзе: вот уже более четверти века он живёт на вершине узкой 40-метровой скалы в имеретинском ущелье.

В прессе ещё со времён перестройки, когда люди, случалось, в одночасье теряли всё, стали появляться публикации об индивидуумах и даже целых семьях, бежавших из экологически неблагополучных городов, чтобы жить на природе, питаться натуральными продуктами, не заморачиваясь больше престижными вещами и модной одеждой.

Разве это не похоже на отшельничество?

Но наибольшую тревогу вызывает новейшее явление: всё больше молодых людей уходит в себя, не желая ни «людей посмотреть», ни «себя показать».

Кира Толмачёва

Целиком статью можно прочитать в журнале «Чудеса и приключения» №9/2019

Теги: , , ,