Упираясь в небо, встают из облаков два острия вершины Эльбруса, или Шат-горы, зовущие к покорению высоты. Веками люди только любовались красотой «Горы счастья», но нашёлся человек, решивший покорить её вершину.

В военной «Галерее славы» 1812 года, что находится в Эрмитаже, среди портретов героев, сражавшихся против Наполеона в Отечественную войну, достойное место занимает портрет генерала Георгия Арсеньевича Эммануэля, героя Лейпцигской битвы. Вышло так, что судьба ещё в юности свела его с Российской империей, которой он долгие годы служил верой и правдой.

В 13 лет серб Георгий Арсеньевич Эммануэль с ружьём и кинжалом встал в ряды волонтёров, отправлявшихся на борьбу против османского ига. Но, воюя в австрийской армии, Георгий понимал, что отпор захватчикам его родины может дать только Россия.

И 27 марта 1797 года молодой серб, расставшись навсегда с родным ему городком Вершицем, прибыл в Россию и с любопытством рассматривал вахтпарад. Умудрённый военным опытом 22-летний чужеземец в звании поручика, со сверкающей на груди медалью «За храбрость», привлёк внимание императора Павла I, который пригласил молодого офицера на аудиенцию.

Позже Эммануэль участвовал в боях против французов в кампаниях 1805–1807 годов. Получил чин полковника 6 января 1809 года и был назначен шефом Киевского драгунского полка. В 1812 году его полк стоял стеной на Шевардинском редуте на Бородинском поле. При Лейпциге Эммануэль взял в плен генерала Дювена и графа Лористона. И после взятия Парижа был произведён в генерал-лейтенанты.

25 июня 1825 года генерал был назначен начальником Кавказского края и войск Кавказской военной линии в 760 вёрст, от Анапы до Каспийского моря. На ней были не столько города, сколько крепости, вроде Есентукского редута. Надо было держать под присмотром реку Терек и Военно-Грузинскую дорогу. Под его командой – 16 231 штык пехоты с 43 орудиями и 8042 казака. Генерал разбил и взял в плен Гаджи-пашу, принимал решивших присягнуть России балкарских властителей – таубиев – и ввёл беспошлинную торговлю основными товарами для горцев: солью, сахаром, бязью.

 

Император повелел экспедиции быть

Генерал видел Балканы и снежные горы Тироля. Но Эльбрус привлекал его особенно и неумолимо. Эммануэль просит начальника главного штаба Дибича разрешить ему экспедицию на эту вершину, которая до сих пор не только не имеет физического описания, но даже неизвестна её точная высота.

В первую очередь генерал решил пригласить в это путешествие представителей научного сообщества. Посему он обращается к Императорской Академии наук и приглашает её «воспользоваться для обогащения науки случаем, в первый раз представляющимся», дабы «доставить пользу отечественному просвещению».

После доклада Николаю I «о предполагаемом военном обозрении Эльбруса» государь «велел быть» экспедиции и привлечь учёных Императорской Академии наук «для учинения физических, минералогических, ботанических и зоологических наблюдений».

Собрать учёную команду поручили академику Адольфу Яковлевичу Купферу – геологу и геофизику, человеку огромных знаний. Для похода Эммануэль выбрал две роты Егерского полка с двумя единорогами (пушками), мушкетёрскую роту Крымского полка и три сотни казаков. В последние дни к экспедиции присоединились обер-гиттенфервалтер Вансович, взятый для поиска руд и угля, и мадьярский путешественник-тюрковед Янош Карой Бешш.

Перед началом восхождения Эммануэль собрал казаков, кабардинцев и балкарцев, которые сопровождали экспедицию, и объявил им, что тому, кто достигнет вершины Эльбруса, будет вручена награда.

Подробнее читайте в №8/2022 журнала «Чудеса и приключения»

Автор: Валерий Пак