350 лет назад в своё первое плавание отправился предтеча русского военного флота – легендарный корабль «Орёл». Именно на мачте этого судна также впервые появился флаг-триколор, ставший впоследствии одним из символов нашего государства.

А регламент, по которому действовала команда, лёг в основу устава Военно-морского флота России, и его основные положения не утратили своей силы даже в наши дни. Летом прошлого года Издательский дом «Чудеса и приключения» дал старт необычной историко-познавательной экспедиции. Её цель – не только повторить путь «Орла» с подмосковной верфи в селе Дединово на берегу реки Оки, через Рязань и Касимов, а далее по Волге – с остановками в Нижнем Новгороде, Казани и Астрахани, но и изучить архивные документы, музейные закрома, собрать свидетельства о паруснике, судьба которого таит множество недомолвок и загадок. На страницах нашего журнала мы уже опубликовали целый цикл статей о ходе этой экспедиции. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию продолжение очерка, начало которого увидело свет в «ЧиПе» №9/2019.

Сквозь строки «Морского устава»

Бросив прощальный взгляд на украшенную бронзовой моделью «Орла» высоченную стелу, обозначающую условное местонахождение в селе Дединово государевой верфи, переправившись через Оку на диковинном пароме, мы отправляемся в город Луховицы, центр которого украшает памятник Петру Великому. И хотя заслуга строительства первого русского военного парусного корабля европейского типа принадлежит его отцу – царю Алексею Михайловичу, всё же Пётр I по праву считается вдохновителем и создателем могучего русского военного флота. Но первый русский император знал историю «Орла». В составленном им «Морском уставе» предисловие как раз и начинается с тех памятных событий. Приведём отрывок в редакции 1720 года.

«Корабельное дело доселе у нас такое странное, что едва о нём и слыхали. Сему доброхотному Монарху пришло на память, восприял он намерение делать корабли и навигацию на Каспийском море. И по неотменному желанию его величества вывезен был из Голландии капитан Давид Бутлер с компаниею мастеров и матросов, которые сделали корабль именем «Орел» и яхту или галиот на Волге-реке в Дединове и сплыли в Астрахань. Но непостижимыми судьбами Божиими пресеклось дело оное таковым случаем: забунтовал в то время Разин и в нашествии своём на Астрахань, как иные многие вреды сделал, так и суда оныя яко противник всякого добра раззорил и капитана убил, а прочие ушли в Персиду и оттоль в Индийскую компанию». Осмелимся «поправить» государя, благо спустя триста лет нас за подобную дерзость не закуют «в железы». «Орёл», как уже и было сказано, строился не на Волге, а на Оке. Капитан Бутлер не погиб, он имел встречу с Разиным и оставил потомкам совершенно потрясающие воспоминания, известные под названием «Ужасная резня в городе Астрахани». И, кстати, именно Давида Бутлера (1635–1690) можно считать инициатором появления триколора. Голландцы, которые строили «Орёл», были опытными мореплавателями и знали, что в те времена корабль без флага считался пиратским. Поэтому Бутлер и обратил внимание царских бояр на важность наличия на судне отличительного знака в виде гюйса или вымпела. Благодаря луховицким краеведам Андрею Шаблину, Сергею Кочеткову и Владимиру Когтеву, найдены документы с решением заказчиков строительства судна о выделении имеющейся на тот момент в наличии ткани красного, синего и белого цветов для пошива необычного для тех времён трёхцветного флага.

Александр Нефедов

Фото Сергея Борисова

Целиком статью можно прочитать в журнале «Чудеса и приключения» №12/2019