Приедешь сюда – и не скажешь, что попал в какой-то в необычный край. Смешанный лес, заливные луга, речушка… Всё как везде в российской глубинке. Но только на первый взгляд. На самом деле интереснейшие здесь места – столько всего понамешано, на удивление. За спиной спрятался за колючую проволоку некогда суперсекретный город Саров, который за свою историю поменял с десяток псевдонимов: и Объект, и Арзамас-75, и Центр-300, и Кремлёв… Сколько народу со всей страны, из всех республик съехалось когда-то сюда, на атомный объект, – лучшие умы и золотые руки, – чтобы придумать и сковать ядерный щит!.. А в десятке вёрст от него – Дивеево с мощами преподобного Серафима Саровского. Слева потянулись леса Мордовского заповедника со всевозможным зверьём и птицей, с кикиморами болотными и одряхлевшим Соловьём-разбойником на пенсии, не добитым ядерным духом соседнего «Объекта»…

 Сверкающий изумруд над речной гладью

Но сегодня нам не нужны все эти исторические экскурсы и изыски, сегодня мы будем искать очень необычного жителя здешних лесов – райскую птичку из атомных кущ… Сядем в надувную лодчонку, и понесут нас прозрачные струи речки Сатис вдоль западной границы Мордовского госзаповедника. Сатис быстро унесёт лодку от суеты человеческой под сень столетних корабельных сосен и пятисотлетних дубов. В непривычный горожанину зелёный сумеречный мир папоротников в человеческий рост, метровых муравейников, в густые заросли ореха-лещины, ежевики и прибрежного краснотала. Если повезёт, увидим по пути надменного лося, вышедшего на водопой, семью кабанов, серо-бурыми торпедами пробирающуюся сквозь осоку, а то и пятнистого оленя разглядим в густых прибрежных заповедных зарослях.

Вдруг! Именно – вдруг, словно пущенный невидимой пращой, с резким свистом пролетит над самой водой сверкающий изумруд – живой драгоценный камень! Что за птица? Зимородок! Многим ли было дано разглядеть эту маленькую, удивительную «райскую птичку» средней полосы России.

Когда-то на Кубе мне не раз довелось наблюдать колибри. Это очень маленькая и очень красивая экзотическая птаха. Уверяю: наш зимородок ничуть не хуже.

Увидев его случайно впервые, не поверил своим глазам. Ещё бы: голубовато-изумрудная спинка; пёстрые в светлую крапинку крылья ярко вспыхивают голубым металлом, переливаются в зависимости от того, под каким углом на них падает солнечный луч. Птичка то горит аквамарином, то отливает густым малахитом, то вдруг лазурным блеснёт на мгновенье! Да прибавьте к этому богатое рыжеватое брюшко, эффектный «берет» в мелкую пестринку на головке, белые щегольские «бакенбарды», кораллово-красные лапки…

Мимолётность живой красоты

Увидеть его не так уж и просто; зимородок весьма скрытен, он не любитель суеты и шумных соседей. Но если набраться терпения и запастись хорошим биноклем, выследить и понаблюдать его может каждый. Искать его следует на лесистых, обрывистых берегах небольших речек, ручьёв и озёр; главное, чтобы вода была чистая, а место тихое.

Вот он замер на нависшей над потоком ветке и вдруг мгновенно срывается с неё, вонзается в самую стремнину и исчезает в пестроте волн, а через секунду выскочит, как ни в чём не бывало, с жуком или мелкой рыбёшкой в большом остром клюве. И с резким криком понесётся над водой, засияв небывалым оперением. В полёте всё это мерцает, переливается, нереально вспыхивает… Даже сердце защемит от этой мимолётной живой красоты. И вдруг подумаешь: ведь она будет вечно порхать среди таинственных прибрежных зарослей; в ней, в этой красоте, ни для кого, ни для чего, и есть смысл бытия, смысл природы как таковой.

Александр Ломтев

Продолжение читайте в №4/2018 журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , ,