Экзотику и очарование дикой природы и самобытность пёстрых культур Южной Азии породило одно из самых грандиозных явлений нашей планеты – ежегодные муссоны. Само существование животных и человека вращается вокруг этого неистового природного феномена, который даёт и отнимает жизнь.

«Разверзлись хляби небесные» – это как раз о нём, о муссоне. Точнее, о муссоне океаническом. Когда он приходит в летние месяцы, небо над Индией, Таиландом и Бангладеш покрывается чёрными тучами. Бесконечной завесой опускается дождь. Порой за сутки в Северной Индии может выпасть столько осадков, сколько в средних широтах за целый год.

Чтобы представить себе хотя бы отдалённо, каким мог быть библейский потоп, надо отправиться в Индию в сезон дождей, приносимых муссоном. Струи воды, льющейся с небес, быстро превращаются в бурный поток, который растекается повсюду. Он срывает мосты, выворачивает железнодорожные рельсы, разрушает дорожное покрытие.

Но область распространения муссонов не ограничивается странами Южной Азии. Муссонные дожди определяют ритм жизни также в Восточной Африке и Северной Австралии.

В общей сложности почти 60% населения нашей планеты живёт, приноравливаясь к неумолимому чередованию сезонов дождей, переживая то наводнение, то засуху. Ежегодно муссоны обрекают на смерть тысячи человек – и миллионам людей даруют жизнь. Без них не было бы урожаев, а без урожаев не было бы ни пищи, ни денег.

Как же устроено это явление климата, что определяет образ жизни людей, населяющих побережье Индийского океана? Муссон – тот самый ключик, что заводит весь его механизм в этой громадной области Земли. Направление ветра, характер морских течений, размах стихийных бедствий – всё определяют муссоны.

А как муссоны реагируют на наблюдаемые в последние два десятилетия климатические изменения? Не изменятся ли области их распространения? И не захватят ли они со временем ещё и Европу, как предсказывают американские географы? А может быть, этот механизм, древний, как сам океан, внезапно утратит прежнюю безупречность работы?

Пока учёные теряются в догадках. Усилятся ли ливневые дожди над тропическими странами? Или, наоборот, муссоны ослабеют? Что нового мы узнали о муссонах за последние годы? И не муссоны ли стирали следы древних цивилизаций так же неумолимо, как дождь смывает песчаные замки?

Историки обратили внимание на то, что периоды, когда ослабевали летние муссоны, неизменно совпадали с крестьянскими голодными бунтами в средневековом Китае. Так было около 900 года новой эры, когда подошла к концу золотая эпоха династии Тан, время расцвета поэзии и других искусств. Так было около 1360 года, когда народный гнев, как осенний вихрь, смёл ненавистную монгольскую династию Юань. Так было около 1640 года, когда угасла династия Мин, а с севера, словно хлопья снега, укрывшие Китай, пришли маньчжуры. Зато в первые полтора века правления династии Сун, с 960 по 1126 годы, она во многом лишь выиграла от усиления муссонов. Значительно возросли урожаи риса. Увеличилась численность населения.

Если мы углубимся в далёкое прошлое Индии, то, возможно, именно длительная засуха, вызванная смещением зоны обильных осадков, приносимых муссонами, привела 4000 лет назад к гибели индской цивилизации – культуры Мохенджо-Даро и Хараппы.

Откуда же приходят муссоны? И почему они повторяются с такой регулярностью?

Подробнее читайте в №8/2021 журнала «Чудеса и приключения»

Автор: Александр Волков

Фото Shutterstock.com