В австралийском штате Квинслэнд я заехал в нечто вроде зоосада, отличающегося от наших хотя бы тем, что представляет он из себя огороженный клочок дикой природы, именующийся sanctuary, что по-русски означает «убежище» или даже «святилище». В нём утки садятся крокодилу прямо на нос, почти задевая лапами глаз чудовища, кенгуру выпрашивают подачки у туристов, а страусы эму норовят залезть клювами в дорожные сумки.

«Я не мишка!»

Главное для туристов в этом «святилище», конечно, коалы.

Про очаровательных созданий написано столько, что человеческой жизни не хватит, дабы всё прочитать. Удержаться от собственного вклада в эту тему тоже не удаётся, ибо коала – зверёк чрезвычайного и ни с кем не сравнимого обаяния, потому и отношение к нему особо трепетное.

Несведущая в биологии публика считает его родственником европейских косолапых, зимующих в берлогах, но сам он, видимо, так не полагает, ибо на вольере с коалами красуется плакат: «Я не мишка»! Ещё лет восемьдесят с небольшим лет назад коал истребляли миллионами ради пушистого меха.

Теперь они всеобщие любимцы, обижать их запрещено. Беда, однако же, в том, что правил дорожного движения звери не знают, а потому нередко попадают под колёса, несмотря на то, что в Австралии для них, как и для страусов, и для кенгуру, придуман специальный предупреждающий водителей знак!

Студенты университета Южного Креста даже создали специальный добровольческий отряд, волонтёры которого принимают звонки о пострадавших зверях и помещают животных в особую лечебницу. В придорожных туристических информбюро (а их в Австралии видимо-невидимо) имеются адреса и телефоны «коальей скорой помощи». Информация не обходится без совета – самим к травмированному или потерявшемуся коале не торопиться, а подождать специалистов. На это свой резон. У «плюшевого» с виду мишки имеются едва ли не десятисантиметровые когти.

Шрамы от когтистой пятерни

В обыденной повседневности коалы совершенно безобидны, но растревоженный уникум мировой фауны способен надолго отправить неосторожного гостя природы под присмотр врачей.

Бывший ленинградец, а ныне сотрудник австралийской лесной службы Михаил Лейкин рассказывал мне, как подобрал во время борьбы с пожаром в Новом Южном Уэльсе детёныша коалы, в одиночестве застывшего неподалёку от языков пламени. Тот поначалу отнёсся к спасителю по-сыновнему и даже задремал у него на руках. Потом почему-то встрепенулся, а может быть, просто решил познакомиться с Михаилом поближе и очень даже неласково чиркнул того когтистой пятернёй по лицу, заставив долго ходить со шрамами.

 Селфи с очаровашкой

Но покинуть Австралию и не подержать коалу на руках – всё равно что побывать в Москве и не увидеть храма Василия Блаженного. Эта туристическая причуда здесь тоже в почёте.

При желании запечатлеться с коалой следует заплатить двадцать долларов за фото. Потом тебе кладут на руку белоснежную салфетку, снимают медвежонка с его насеста и несут в твои объятия. Вспышка блица – и очаровашку возвращают на привычные ему ветви, где миляга-зверь мгновенно засыпает или принимается по новой невозмутимо жевать эвкалиптовую листву в отведённом ему вольере, где никто и ничто не мешает вести, так сказать, коалический, то бишь не признающий какой-либо спешки образ жизни.

Обратная дорога к изобилию живности

Коал в обиду не дают, и отношение к ним особое. Что же касается другого символа Австралии – кенгуру, то многие воспринимают их как зверей сорных, хотя и в этом спорном пункте сколько людей, столько и мнений. Небезразличных к зелёному миру не так давно смутили, например, планы поставок кенгурятины в Россию. Отголоски недовольства таким пополнением мясного ассортимента наших магазинов докатилось и до Москвы, где как-то даже устраивалась пресс-конференция по этому непривычному поводу.

Лично я индивидуальной жизненной позиции в этом вопросе не имею, да и не собираюсь вмешиваться в австралийские внутренние дела. Припоминается только, как в шестидесятые годы прошлого столетия в Казахстане, где прошла моя юность, стаи кочующих сайгаков тоже считались неистребимыми и неисчерпаемыми, как Мировой океан. Годы минули, и время показало, что и с сайгаками, и с океаном оценщики их богатств заметно промахнулись… Обратная же дорога к изобилию живности непроста, долга и не всегда возможна.

Олег Дзюба

Фотография: Shutterstock.com

 

Теги: , , ,