В 1949 году Пабло Пикассо создал идеальный символ мира, и этот символ – голубь. Это было красиво и символично, ведь именно голубь, посланный ветхозаветным Ноем отыскать сушу, вернулся с оливковой веточкой в клюве, принеся благую весть: вода всемирного потопа «сошла с лица земли». Символично и то, что именно благодаря голубям многие тысячи солдат сохранили свои жизни в пламени Второй мировой войны. Голуби спасали британских подводников, американских лётчиков, русских разведчиков…

Депеши воздушных связистов

В подразделениях голубиной связи Советской армии птицам давали порядковые номера. Их сознательно «обезличивали», чтобы не привыкать и не горевать по погибшим голубям, ведь за два месяца военных действий голубестанции теряли до 20% лётного состава. Но голубь №  48 выжил…

За несколько дней до своего чудесного спасения он был зачислен в ряды разведгруппы лейтенанта Ломатина, отправлявшейся в глубокий тыл противника. Голубя несли в сумке от противогаза, на привалах подкармливали просом, и каждый разведчик норовил погладить птицу, словно возвращаясь в эти мгновения в детство, в мирные дни.

Задание было выполнено, местоположение немецкого аэродрома нанесено на карту. Теперь только отойти бесшумно и незаметно… Сделать это удалось лишь отчасти – недалеко от линии фронта группа была обнаружена и окружена. Шальная пуля разбила рацию. О том, чтобы самостоятельно прорвать окружение, нечего было и думать. Оставалась одна надежда – на голубя. Лопатин написал донесение на листке из офицерского блокнота, свернул его в трубочку, а её поместил в металлический цилиндр, так называемый порт-депешник, на лапке воздушного связиста: «Лети!». И сизый голубь № 48 взмыл в небо.

До своих было недалеко, но эти считаные километры ещё надо было одолеть. Казалось бы, при скорости почтового голубя в 60–70 километров в час задача из простых. А то, что грохочут взрывы, вокруг стрельба, так это натренированным военным голубям не помеха. Правда, был у немцев приказ – убивать всех замеченных в небе голубей, но ведь надо ещё попасть. А ещё у немцев именно на этом участке фронта были свои голубиные станции, которые фашисты использовали для тех же целей, что и советские голубеводы, – поддерживали связь со своими диверсионными группами. Не только голуби были в распоряжении немцев, но и ястребы, специально натасканные на охоту за почтовыми сизарями. С одним из таких стервятников и столкнулся в небе голубь № 48.

Никто не знает, никто не видел, какой была эта схватка. Ясно всё же, что жестокой, понятно, что не на жизнь, а на смерть. И голубь уцелел, а значит, победил. С кровью на оперении, со сломанной лапкой он долетел до своей голубятни и упал под ноги дежурному «по голубям» рядовому Попову.

Записку лейтенанта Лопатина тут же доставили в штаб, и через несколько часов была предпринята «огневая вылазка», результатом которой стал прорыв вражеского кольца, сжимавшегося вокруг советских разведчиков.

Спаслись все, и уже на следующий день лейтенант Лопатин пришёл на голубестанцию, чтобы узнать, как дела у их пернатого спасителя. Карманы его галифе были полны пшена.

Здесь командир разведчиков и узнал все обстоятельства: что сизарь был ранен, что ветеринарный врач гвардии полковник Великанов лично его оперировал, и что не только жить будет, но и летать!

– А где он?

Лейтенанта подвели к клетке. Голубь смотрел на него круглым немигающим глазом.

– Спасибо за чудесное спасение, – сказал лейтенант и сквозь прутья клетки осыпал птицу золотистым пшеном. – Пируй!

Удивительная история кому-то покажется неправдоподобной, но ведь было, было! Есть тому документальные подтверждения. Как и другим фактам из жизни голубей на войне.

Во время форсирования Днепра именно голуби доставили советскому командованию оперативную информацию о том, что немцы ожидают нашего наступления со стороны Букринского плацдарма, после чего было принято решение наступать с Лютежского плацдарма, и туда были переброшены 200 танков. Вот так, голубь и танк – есть ли что-то более несовместное? И тем не менее…

И ещё пример. Лишь за один месяц боёв за освобождение Риги воздушные связисты доставили с передовых позиций 2569 депеш, то есть в среднем более чем по 85 донесений в день. А всего за годы войны почтовыми голубями было доставлено более 15 тысяч голубеграмм – так официально назывались послания голубиной почты.

Хотя справедливости ради надо заметить, что всех этих «пернатых» подвигов могло и не быть. Но прежде чем объяснить, почему, нужно оглянуться на минувшие века, в том числе на очень «седые».

Инстинкт возвращения домой

В Древнем Египте, в Иудее, Персии, Греции голубь почитался как священная птица. На Руси охота на них была превеликим грехом, ибо в них, как полагали наши предки, переселялись души умерших людей. Как символ воскресения голубей клали в могилы христианских мучеников. Вероятно, такое отношение было связано с главной тайной голубей – умением быстро и точно находить дорогу из любой точки к родному гнезду (современные учёные называют эту способность «хоуминг» – инстинкт возвращения домой). Как это у голубей получается, было непонятно, но это непонимание не помешало людям призвать сизарей себе на службу в качестве почтальонов. В Греции голуби приносили вести о том, кто победил в кровавых сражениях и на Олимпийских играх. В Средние века их услугами пользовались крестоносцы. Но впервые официально голуби были приняты почтовой службой в качестве средств доставки корреспонденции при осаде Парижа в 1870 году, тогда же в городе был оборудован специальный «голубиный почтамт». В благодарность за десятки тысяч депеш, переправленных голубями, парижане впоследствии поставили голубю памятник.

После франко-прусской войны почтовых голубей стали разводить не только для гражданских, но и для военных целей во многих странах Европы, в том числе и в России. Голубиная почта отменно проявила себя во многих кампаниях, но особенно в годы Первой мировой войны.

Павел Дигай

Продолжение читайте в №5/2018 журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , ,