Кто же он на самом деле, легендарный профессор Валентин Войно-Ясенецкий: опытный хирург или православный чудотворец?

Чтобы ответить на эти вопросы и окончательно понять феномен архиепископа Луки, который во время Великой Отечественной войны совершал уникальные операции и спас от верной смерти множество раненых и одновременно с этим возрождал православную жизнь в вверенной ему епархии, Издательский дом «Чудеса и приключения» организовал спецэкспедицию в город Тамбов.

Из Тамбова с любовью

Несколько дней, проведённых в чудесном городе на берегу Цны, посещение музеев и архивов, встреча с немногими ещё живущими среди нас очевидцами тех событий дали мне столько практического материала и пищи для размышлений, что в одной журнальной статье невозможно описать всё то, что удалось узнать об этом удивительном человеке – Валентине Феликсовиче Войно-Ясенецком (1877–1961). Учёный, философ, хирург, доктор медицинских наук и профессор, доктор богословия и епископ Русской православной церкви, единственный в истории священнослужитель, удостоенный Сталинской премии. Он прожил довольно длинную жизнь – 84 года. Сейчас таким возрастом наших современников особо не удивишь. А ведь жить ему было суждено на переломе двух эпох, перед ним прошли три революции и четыре войны, он стал жертвой репрессий и более десяти лет провёл в тюрьмах и ссылках. Да, на закате жизни обрёл заслуженные славу и почёт, но реабилитирован был только в 2000 году и тогда же канонизирован Русской православной церковью в сонме новомучеников и исповедников российских для общецерковного почитания.

В его жизни было много удивительных событий, знамений и совпадений. Он творил чудеса, оперируя безнадёжных раненых, он мог лечить не только с помощью скальпеля, но и словом, исцелять и плоть, и дух человеческий. И даже взявшись за изучение довольно короткого отрезка его биографии – пребывания с 1944 по 1946 годы в Тамбове, меня поразило величие этой личности. А ещё больше удивил масштаб его как раз окончательно именно в Тамбове сформированного в книгу труда «Дух, душа и тело». Впервые это богословско-философское произведение увидело свет уже после смерти автора, в 1978 году в Брюсселе. А в наши дни издаётся неохотно, ведь в книге затрагиваются проблемы, реально существующие на грани физического и духовного бытия человека, и приводятся конкретные примеры необъяснимых фактов, трактовка которых пока ещё противоречит суждениям официальной науки и не всегда совпадает с позицией христианской церкви. К этой теме мы ещё вернёмся, а пока продолжим повествование об исследованиях в Тамбове.

Три года как миг

Пересказывать биографию В.Ф. Войно-Ясенецкого – дело, безусловно, благодатное, но… Но вместить её в жёсткие рамки журнального очерка было бы несправедливо. Интересующихся, а такие, надеюсь, появятся после прочтения серии моих очерков, отправляю к многочисленной литературе и в странствие по Всемирной сети. Мне же было любопытно проследить лишь один эпизод его служения человеку и Богу и реально ощутить, насколько яркий и весомый след он, этот эпизод, оставил в памяти людей.

В.Ф. Войно-Ясенецкий (слева) за хирургической операцией. Архивное фото

«В служении Богу вся моя радость, вся моя жизнь, ибо глубока моя вера. Однако врачебной и научной работы я не намерен оставлять», – так писал в 1944 году из Тамбова в Красноярск своему сыну Михаилу святитель Лука, только что назначенный архиепископом Тамбовским и Мичуринским. Это было сугубо частное письмо. А за три года до этого, измученный чередующимися следствиями и тюремными заключениями, но так и не сломленный системой хирург и священник отправил из глуши Красноярского края, где находился уже в третьей ссылке, телеграмму председателю Президиума Верховного Совета СССР Михаилу Калинину с лаконичным текстом: «Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий… являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку». Но только летом 1943 года врач и церковный деятель был возвращён в Москву, а вскоре самим патриархом определён к служению в российской глубинке. До революции в здешнем регионе насчитывалось сто десять действующих храмов. Лука застал только три – два в самом Тамбове и один в Мичуринске (до 1932 года – Козлов). У самого архиепископа не было даже соответствующего облачения для совершения богослужений, и его удалось с величайшим трудом получить из запасников… местного краеведческого музея. Итогом относительно короткого пребывания Луки как церковного деятеля в Тамбове стало не только возрождение богослужения. Он организовал сбор средств – за несколько месяцев 1944 года для нужд фронта было перечислено более 250 тыс. руб. на строительство танковой колонны имени Дмитрия Донского и авиационного подразделения имени Александра Нев­ского. В общей же сложности за неполных два года его стараниями в копилку средств на битву с фашистами было перечислено около миллиона рублей. Впоследствии архиепископ был награждён медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной вой­не». А непосредственно в Тамбове его застала весть о присуждении Сталинской премии «За научную разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений, изложенных в научных трудах «Очерки гнойной хирургии» и «Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов». Премию первой степени в размере 200 000 рублей Лука разделил: 140 тысяч рублей он передал на помощь детским домам и нуждающимся прихожанам, остальное отправил своим собственным детям, которые родились ещё задолго до того, как Валентин Феликсович самым чудесным образом стал священником, а затем и монахом.

Александр Нефедов

Фото – Фрагмент экспозиции Музейно-выставочного центра Тамбовской области

Целиком эту статью можно прочитать в журнале «Чудеса и приключения» №2/2020