Ровно в час ночи 10 мая 2005 года свою работу навсегда прекратил один из самых засекреченных советских объектов Великой Отечественной войны. В историю он вошёл под названием «Объект № 15 Управления особого строительства НКВД». В «строю» это таинственное сооружение находилось целых 60 лет! И вклад, сделанный данным объектом в победу Советского Союза, переоценить невозможно. Именно отсюда на весь мир раздавался голос диктора Юрия Левитана: «От Советского Информбюро»...

Наши передатчики в десять раз мощнее

Объект № 15 – это радиостанция возле города Куйбышева (Самары), построенная в районе села Новосемейкино Красноярского района в 1942 году.

В то время это была самая мощная радиостанция в мире, чей передатчик обладал мощностью в 1200 киловатт. Для сравнения – все передатчики тогдашних западноевропейских и американских радиостанций «выжимали» лишь 100 киловатт.

Поэтому неудивительно, что трансляции, передаваемые на длинных и средних волнах с таинственного советского объекта № 15, покрывали не только весь Советский Союз «от Москвы до самых до окраин», но и всю Европу, а по ночам – через океан легко «долетали» до Америки и даже до Африки! Частоты выбирались наиболее близкие к немецким, дабы советскую пропаганду хорошо слышали в самой Германии и в большинстве оккупированных европейских стран.

И через эту радиостанцию передавались не только сводки с фронта, но и озвучивалась закодированная информация для советских агентов и резидентов, работавших в тылу у немцев, пересылались коды и команды для подрывов фугасов, оставленных в городах, захваченных неприятелем, и многое другое.

Гитлер мечтал уничтожить объект № 15, который постоянно путал карты немцам. Но вряд ли у фюрера это получилось бы – бункер, где располагался советский передатчик, мог выдержать прямое попадание самой мощной на тот момент 500-килограммовой фугасной авиабомбы.

Информация – тоже оружие

Создать уникальную радиостанцию в Советском Союзе было решено ещё в 1939 году – в противовес немецкому радио, которое вовсю «пудрило» мозги Европе благодаря умело поставленной пропаганде Геббельса. Кроме того, уже тогда всем было ясно, что близится война, а информация – это тоже оружие и иногда – гораздо эффективнее огнестрельного.

Первоначальное место для радиостанции было выбрано иное – в доступной близости от города Курска. Туда даже успели завезти часть необходимого оборудования. Однако стремительное наступление немцев в июне 1941 года заставило советское руководство на ходу менять планы и создавать объекты в глубоком тылу. Если бы не это, то радиостанция заработала бы уже в 1941 году.

Спустя две недели после начала войны вышло постановление Совета народных комиссаров СССР от 1 июля 1941 года «О строительстве радиостанции в районе г. Куйбышева». В секрете это постановление находилось несколько десятилетий.

Места надо знать

К месту, где должна была быть построена радиостанция, предъявлялись особые требования, в чём-то противоречащие друг другу: объект необходимо было сделать, с одной стороны, абсолютно скрытым со всех сторон для вражеской авиаразведки с воздуха, но с другой – не должно было быть никаких препятствий для свободного распространения радиоволн. Кроме того, объект следовало строить подальше от города, чтобы местные жители, не дай бог, не увидели антенны, но при этом и слишком далеко от города удаляться тоже никак нельзя, поскольку требовались развитые транспортные пути.

Отвергнув множество вариантов, комиссия в конце концов склонилась к местности возле села Новосемейкино Красноярского района как наиболее подходящей. 8 июля 1941 года это было решено окончательно и зафиксировано в документе.

Местные жители были не в курсе, что за внезапное строительство началось за высокими заборами, а с особо любопытными побеседовали суровые люди в кожанках и со значками НКВД.

Надо сказать, что в то время под Куйбышевом возводилось сразу несколько секретных объектов, в том числе и «Объект № 1» – личный бункер Сталина.

Засекреченная, как и бункер вождя, уникальная радиостанция получила название «Объект № 15».

«Сверхзадача» для узников «Безымянлага»…

Строительство объекта № 15 курировали сразу три народных комиссариата (наркомата): Наркомсвязь, НКВД и НК электропромышленности, а утверждал все документы по радиостанции лично Берия.

Перед строителями была поставлена в буквальном смысле сверхзадача – возвести мощный объект за два с половиной месяца, чтобы с 15 октября 1941 года советский радиоголос мог «заткнуть» рот немецкой пропаганде.

И сразу следует уточнить, кем были эти самые строители, которым такое задание должно было оказаться по плечу.

Заключёнными…

Политическими заключёнными. Около шести тысяч узников «Безымянлага» привезли для выполнения поставленной «сверхзадачи». Очень многие из них на этой стройке не выжили…

Несмотря на грандиозность замысла, технических возможностей для его исполнения было мало, а условия были нечеловеческие. Основной пик строительства пришёлся на страшную зиму 1941–1942 года, с небывалыми лютыми морозами. В Куйбышеве морозы доходили до минус 46 градусов!

А рабочих практически не кормили, из техники и инвентаря у них были только лопаты и всего лишь один (!) паровой экскаватор, имелись большие проблемы с подачей горячей воды и наличием топлива.

Работавшие люди обмораживали до гангрены себе руки и лица, промерзали до костей, а когда испускали последний вздох, на их место вставали другие…

…И лучших технических умов

К строительству радиостанции были привлечены лучшие технические умы того времени: известный учёный в области радиотехники Сергей Надененко, крупнейший специалист в области радиодинамики и связи Григорий Айзенберг, научным руководителем проекта стал основоположник мощного радиостроения в СССР Зиновий Модель, а производством заведовал доктор технических наук Александр Минц.

Некоторые из этих «умов» тоже были политическими заключёнными. К осени 1941 года из ГУЛага на строительство радиостанции доставили более двух десятков техников и инженеров-связистов.

Непосредственно руководитель производства Александр Львович Минц, который спроектировал и построил все мощные радиовещательные довоенные радиостанции в СССР, в 1938 году был осуждён на десять лет лагерей по обвинению «во вредительстве и подрыве оборонной мощи СССР» и в участии в «антисоветской правотроцкистской организации, по заданию которой проводил вредительскую работу… и занимался шпионажем в пользу одного из зарубежных государств».

Но 10 июля 1941 года его освободили по личному распоряжению Сталина ради дела и пообещали окончательное помилование после успешного завершения строительства радиостанции.

Ознакомившись с ситуацией на стройке, Минц понял, что без хорошего радиооборудования дело не пойдёт, а потому разработал подробный план по размещению заказов на недостающее радиооборудование не только на заводах по всему СССР, но и на предприятиях США, поскольку считал, что на тех советских заводах, которые не захватили немцы, невозможно получить качественные изделия для мощного радиовещания.

Это было очень смело с его стороны, и ответная реакция не заставила ждать. В НКВД ему опять попытались приписать 58-ю статью, но уже с другой формулировкой – «восхваление иностранной техники». Однако Минц проявил твёрдость, утверждая, что действует исключительно в интересах Родины и дела, и в итоге добился своего.

Самолёт врезался в башню антенны

В октябре 1941 года советский радиоголос так и не заговорил, поскольку строительство затягивалось, во многом – из-за нехватки необходимого оборудования и материалов.

Например, большую часть заказов по радиотехники должны были выполнить заводы Ленинграда ещё к августу 1941 года. Однако к тому времени, когда всё было готово, Ленинград уже оказался в кольце блокады, и вывезти оттуда оборудование стало практически невыполнимой задачей – под бомбёжками удалось переправить по Ладожскому озеру совсем немного, остальное затонуло. Но самое важное – уникальные радиолампы – удалось сохранить и довезти. Остальное недостающее оборудование пришлось делать уже на месте – прямо под открытом небом.

Козни НКВД в отношении Минца и иностранных заказов тоже сыграли свою роль. Так, заказ на необходимое оборудование в США, на котором настаивал Минц, был передан американцам с трёхмесячной задержкой и только после того, как его утвердил лично Сталин.

Стройка растянулась больше чем на год, и когда осенью 1942 года всё уж практически близилось к концу, случилось ещё одно ЧП: 18 ноября 1942 года в одну из 200-метровых башен радиостанции в густом тумане врезался советский самолёт, выполнявший рейс с одного завода на другой.

От удара большая часть сооружения разрушилась, и на восстановление башни потребовалось ещё полтора месяца.

Акт об окончательной сдаче объекта № 15 государственная комиссия подписала лишь 31 октября 1943 года, однако сама радиостанция гораздо «заговорила» раньше.

Говорит Москва! Из Куйбышева…

На самом деле уникальная радиостанция впервые заговорила, точнее, запела 29 сентября 1942 года. В эфире прозвучала песня в исполнении Леонида Утёсова «У Чёрного моря». Потом на протяжении четырёх часов шёл «концерт», состоявший из музыки советских композиторов.

Специалисты, прослушав данный «концерт», убедились, что уровень звучания пока оставляет желать лучшего. Причиной тому были недоделки как на линии, соединявшей Москву и Куйбышев, так и на самой радиостанции.

И тем не менее советский радиоголос теперь не молчал. С 22 января 1943 года на средневолновом диапазоне началась опытная эксплуатация объекта № 15. Когда же главные недоделки были устранены и радиостанция заработала в полную мощь, на ней стал звучать голос Юрия Левитана.

Его глубоким голосом «говорила Москва», сообщая новости от Советского Информбюро. Между тем сам диктор находился за сотни километров от Москвы. Вся информация для радиовыпусков приходила по телефону из Москвы.

Ещё осенью 1941 года Левитан был эвакуирован в Свердловск, поскольку вещать из столицы стало невозможным из-за демонтажа всех подмосковных радиовышек, которые являлись очень хорошими ориентирами для немецких бомбардировщиков.

С вводом на полную мощность куйбышевской радиостанции Юрия Левитана в марте 1943-го секретно переправляют в Куйбышев, где уже размещался радиокомитет. В московскую студию он смог вернуться лишь в сентябре 1943 года, после окончания Курской битвы.

К слову, факт о пребывании Юрия Левитана за пределами Москвы был рассекречен лишь 25 лет спустя.

 Недоступная для врага

Окончательно доделанная радиостанция представляла собой подземный бункер на глубине 20 метров с двумя грузовыми и одним «людским» входом. Толщина стен подземного бункера, выполненного из монолитного железобетона, составляла один метр, а надземная «крышечка», тоже из железобетона, имела толщину 2,5 метра.

Внутри находились не только грузовые лифты, но и две рельсовые линии с электрическими тележками, а также силовое оборудование, трансформаторы, блоки охлаждения, фильтры и насосы, воздушные компрессоры, телефонная станция, рассчитанная на 300 абонентов, располагалась студия. И конечно же, там находился тот самый РВ-390 – первый длинноволновый передатчик, созданный в годы войны, для размещения которого и был, по сути, построен объект № 15.

На поверхности земли техническая площадь составляла 100 гектаров, на которых были установлены четыре башни антенных систем для длинных волн и четыре башни антенных систем для средних волн.

Огромные 200-метровые башни охраняли зенитчики. Возле каждой обязательно круглосуточно находился часовой. Любой самолёт противника, попытавшийся бы подлететь к объекту № 15, был бы сбит буквально за пару минут.

Знаменитые вышки демонтировали в 2010 году

Несмотря на крайне сложные условия, в которых велось строительство, на беспрецедентные трудности, на множество человеческих трагедий, объект № 15 был построен на совесть. Подтверждением тому служит тот факт, что всё его оборудование, все его инженерные постройки и конструкции отлично проработали на протяжении 60 лет практически без ремонта. Однако к нашему времени этот засекреченный военный объект устарел морально, и его было решено вывести из эксплуатации.

Последний раз радиостанция «говорила» 9 мая 2005 года. В эфир вышла передача с символичным названием «Памяти павших», а уже 10 мая радиостанцию навсегда отключили от питания. В 2010 году были демонтированы знаменитые вышки – к этому времени они грозили разрушиться и рухнуть.

И хотя в наши дни почти все документы по объекту № 15 рассекречены, одна тайна всё-таки пока осталась. Имеются данные, что в марте 1942 года где-то над крышей грузового входа была спрятана капсула с письмом к потомкам. Её пока не обнаружили…

Марина Ситникова

Теги: , , ,