МБолее 70 лет отделяет нас от Великой Победы. Её достижению способствовали и вера в Бога, и провидение. Свидетельств о чудесных явлениях во время войны собрано немало (сегодня мы публикуем их маленькую толику), а нам дороги все: и рассказы о событиях того времени, и факты, и легенды, и сказки, и мифы. Ведь в них отразились страшное и героическое время, вера и верования народа, выдержавшего тяжелейшие испытания.

Мы обращаемся к нашим читателям с просьбой начать сбор воспоминаний и рассказов о чудесах на войне. Расспросите ваших родных, соседей, знакомых о том, что известно им о тех явлениях, которые обычным порядком объяснить невозможно, о легендах, которые передавались из уст в уста, о сказках, тогда бытовавших, связанных с именами святых. В журнале и на сайте мы открываем рубрику «Чудеса на войне».

  Явление преподобного Сергия

Это было зимой 1942 года, в середине или конце января. Однажды ясным солнечным днём жители небольшого села Кузовка Тульской области стали свидетелями удивительного явления: над железной дорогой за селом по небу, в 20–30 метрах над землёй, с северо-востока, вслед за уходящим фронтом, медленно шествуя по воздуху с посохом в руке, двигалась человеческая фигура... Солнце освещало её силуэт, и все жители, выбежавшие из домов, – и верующие, и те, кто относился к вере скептически, – увидели, что это седой старец, вероятно, монах... Он шёл, не обращая внимания на людей, многие из которых крестились, иные стояли молча... Старец всё продолжал идти вперёд. В какой-то момент он остановился, положил посох (на воздух, как будто там была земля!) и, сотворив земной поклон, снова взял посох в руки и продолжил своё шествие на запад. Фигура старца стала постепенно уменьшаться, пока не превратилась в маленькую точку, на которую было больно смотреть из-за солнца, светившего прямо в глаза. Чудесное явление длилось более часа.

Размышляя над увиденным чудом, которое произвело огромное впечатление, люди пришли к выводу, что это был преподобный Сергий – небесный заступник края, по молитвам которого в этих же местах некогда одержал победу святой Дмитрий Донской. Шёл он с северо-востока, где лежит Свято-Троицкая лавра преподобного Сергия, оттуда, где некогда стоял стан русских воинов во время битвы на поле Куликовом. И двигался он на запад, вслед за уходящим фронтом, молясь за русский народ и за русских воинов.

  Плач Богородицы

Место, где мы сидели в окопах, казалось каким-то особенным. Словно кто-то помогал нам: немцы атаковали нас превосходящими силами, а мы их отбрасывали, и потери у нас были на удивление небольшими. А в тот день бой был особенно жестоким. Вся ничейная полоса покрылась телами убитых – и наших, и немцев. Бой стих только к вечеру. Мы занялись кто чем. Я достал кисет, закурил, а земляк мой, Иван Божков, отошёл в сторону. Вдруг вижу: Божков высунул голову над бруствером. «Иван, – кричу, – ты что делаешь? Снайпера дожидаешься?»

Божков опустился в окоп сам не свой. И говорит мне тихо: «Петя, там женщина плачет...» «Тебе показалось, – я ему. – И откуда тут женщине взяться?» Но когда со стороны немцев стихла «музыка», мы услышали, что где-то и вправду плачет женщина. Божков надел на голову каску и вылез на бруствер. «Там туман клубится, – говорит он нам. – А в тумане по ничейной полосе в нашу сторону идёт женщина... Наклоняется над убитыми и плачет. Господи! Она похожа на Богородицу... Братцы! Ведь нас Господь избрал для этой памятной минуты, на наших глазах чудо совершается! Перед нами святое видение!..»

Мы осторожно выглянули из окопа. По ничейной полосе в клубах тумана шла женщина в тёмной и длинной одежде. Она склонялась к земле и громко плакала. Тут кто-то говорит: «А немцы тоже на видение смотрят. Вон их каски над окопами торчат... Да, тут что-то не так. Смотри, какая она высокая, раза в два выше обычной женщины...» Господи, как же она плакала, прямо в душе всё переворачивалось! Пока мы смотрели на видение, странный туман покрыл большую часть ничейной полосы. Мне подумалось: «Надо же, будто саваном погибших укрывает...» А женщина, так похожая на Богородицу, вдруг перестала плакать, повернулась в сторону наших окопов и поклонилась. «Богородица в нашу сторону поклонилась! Победа за нами!» – громко сказал Божков.

Рассказ фронтовика

 Подсказал Господь

Икон не было, но у многих висел на груди крестик. У каждого – горячая молитва на сердце и слёзы. И Господь спасал в самых страшных ситуациях. 1943 год. Сестрорецк под Ленинградом. Стояли дни Светлой седмицы. Друг другу шёпотом бойцы сказали: «Христос воскресе!» – и начали копать окопы. И вдруг одному из них чётко слышится голос: «Убирай солдат, убегайте в дом, сейчас сюда снаряд прилетит». А он, ещё молоденький, как закричит и дёрнет за рукав бывалого 40-летнего солдата: «Быстро беги отсюда! Сюда сейчас снаряд прилетит...»

Убежали все в дом. Не прошло и минуты, как снаряд упал, и там, где только что они были, появилась воронка... Со слезами стали солдаты благодарить своего спасителя, а он им в ответ, что не его надо благодарить, а самого Господа, и славить Его за такие вот добрые дела.

И сколько ещё раз спасал Господь от верной гибели!

Из книги протоиерея Валентина Бирюкова

Икона свт Это был Угодник Божий Николай

Ночью как-то на небе явились славянские буквы, из которых я разобрал только слово «БОГ». Это было какое-то озарение, я задумался о смысле бытия, о том, доживу ли до конца войны, о том, что меня ожидает, – и так простоял всю ночь, не замечая времени. Под утро пришёл в дом, и тут появляется старичок, русский с виду, благообразный, в простой одежде. Спросил его: «Ты откуда, дедушка, и как сюда попал?» Старичок ответил так: «Ты задумался о смысле жизни и о смерти – завтра встретишься с ней лицом к лицу, но не умрёшь, а впоследствии послужишь мне. Тебя до конца войны ни одна пуля не тронет, даже ноготь не зацепит – по молитвам твоей матери». Затем старичок начал обличать меня в грехах, вспомнил всю мою жизнь. Упрекнул меня, что не исполнил обещания, данного матери, не причастился, а только исповедовался, уходя на фронт. «За это ты долго ещё не увидишь её», – сказал старец. Я спросил: «Как тебя зовут, дедушка?» – и наклонился, чтобы надеть сапоги, а когда поднял голову, то был уже один. Пошёл по дому, заглянул за шкаф, затем спросил часового, не входил ли кто в дом и не выходил ли только что. Часовой ответил, что никого не видел.

А на следующий день я действительно увидел смерть лицом к лицу: столкнулся нос к носу с девятью немцами... Вся жизнь прошла тогда передо мною, мышцы стали как каменные, казалось, что никогда не кончатся эти минуты, пока шёл под пистолетом, направленным в спину. Когда зашёл за ближайшую сопку, рухнул на землю, думал, что ранен, но оказалось, от нервного напряжения. Немцы так и не выстрелили. Тогда я дал обещание исповедаться и причаститься после войны, повенчаться с женой и, чем смогу, послужить Богу. В ноябре 1947 года явился во сне тот самый старец уже в архиерейском облачении и сказал: «Ты хотел знать моё имя – звать меня Николай, приходи ко мне», – и назвал адрес. Я запомнил этот адрес, а когда разыскал указанный дом, оказалось, что это... кафедральный Николо-Богоявленский собор в Ленинграде.

 По молитвам матери

А вот свидетельство художника Дмитрия Бучкина, ребёнком пережившего ленинградскую блокаду: «Однажды вечером отец почувствовал себя особенно плохо и отказался идти в бомбоубежище. «Лучше дома погибнуть, – сказал, – чем быть заваленным в подвале». Раз отец не идёт, мы тоже остались дома и пересидели бомбёжку. И что же? На следующий день оказалось, что на бомбоубежище, где мы обычно прятались, рухнул дом и засыпал его наглухо. Было это в самую тяжёлую пору блокадной зимы, и расчисткой завала никто не занимался. Люди в этом бомбоубежище погибли, а мы остались живы. Господь спас – по молитвам нашей мамы...

Во время блокады неверующих не было. И моя мама достала припрятанные иконы и каждый день молилась... Все уповали на Господа, на Его милость».

 

Теги: , , ,