Неудержимый смех может означать встречу с Богом, а может быть знаком болезни, насланной демонами. Так думали европейцы Средневековья, когда проклятые ранее юмор и сатира вернулись в культуру и политику.

В жизни средневековой Европы смех играл важную роль. История шутовских праздников и карнавальных шествий уходит корнями в языческую старину. Ещё в античной Греции устраивали дикие вакханалии в честь Диониса – полубезумного бога виноградной лозы и хмеля. В Риме Дионис сменил своё имя, став Бахусом, но его мистерии сохранились. Даже принятие христианства не смогло поколебать вековых традиций, поэтому в Средние века народ жил как бы в двух параллельных мирах: в одном – хмуром и безрадостном, наполненном множеством церковных запретов, и в другом – полуязыческом, где социальные роли были перевёрнуты, где властвовали смех и безудержная сатира.

Известно, что ещё в XIII веке во Франции ежегодно проводился Праздник дураков. В южных городах десятки обнажённых людей в масках тянули по улицам повозку, увитую плющом и хмелем. В ней возлежал актёр, изображавший римского бога виноделия Бахуса. Следом шествовала процессия ряженых сатиров, кентавров и нимф, возглавляемая шутовским папой в бумажной митре. Вся эта шумная толпа двигалась к собору и заполняла его двор, чтобы послушать карнавальную проповедь. Из летописей известно, что её сочинил сам архи­епископ Санса, известный на всю Францию мистик Пьер де Корбейль.

Целиком материал читайте в №3/2024 журнала «Чудеса и приключения»

Автор: Михаил Жаровский

Иллюстрация: Якоб Корнелис ван Остзанен. Смеющийся шут. XV век