Красота и особенно молодость, как известно, требуют жертв. В истории с полтавской ведьмой эта фраза стала буквальной, окрасившись в кровавые тона. Для ведьмы источником вечной молодости и красоты стали человеческая кровь и чёрное колдовство.

Ведьма без протокола

Известно, что кровавая венгерская графиня Элизабет Батори, устраивала «омолодительные» ванны из крови убитых невинных девушек. А вот Наталья Кравченя, сумевшая омолодиться на крови своих жертв, в историю криминалистики вошла как обычная серийная убийца, ибо в полицейских протоколах слово «ведьма» никогда не приветствовалось…

Шёл 1905 год. Российская империя переживала не лучшие времена: продолжавшаяся русско-японская война приобрела катастрофические масштабы, и общество ни о чём другом не думало, кроме как о жертвах, сгинувших в пучине жестокой бойни. И конечно же, мало кто интересовался тем тёмным делом в далёкой Полтаве. Между тем эта жуткая история была густо замешана на крови. И кто знает, сколько ещё могло погибнуть людей, если бы не дотошность одного полицейского пристава…

Бесследно пропали семь девушек

Эта страшная история началась весной 1905 года с исчезновения Марии Буровой, молоденькой девушки из небольшого хутора, каких было много в тогдашней Полтавской губернии.

И пропала она как-то странно: вышла днём буквально на минутку из родной хаты и всё – как в воду канула. Родители кинулись искать дочь и вместе с соседями облазили всю округу, заглянули в каждый угол, исследовали лес, реку – и ничегошеньки. Не нашли пропавшую девушку ни живой, ни мертвой, и тела её тоже не обнаружили. Однако в полицию обращаться не стали, потому что кроме как жалобы «бесследно пропала» ничего другого сказать было нельзя. Так сказать, несчастный случай…

Однако ближе к Пасхе таким же странным образом пропала вторая девушка, слывшая красавицей. И снова никаких следов. Правда, на этот раз растерянные односельчане объяснение нашли: дескать, девушку украли цыгане или сама с ними ушла. В их местах в то время действительно останавливались цыгане.

Заявление в полицию, правда, сделали, и по этому заявлению в село даже заглянул важный урядник: походил, грозно шевеля усами, по округе, потыкал носком сапога в следы, оставшиеся после цыганских кибиток и… благополучно отбыл обратно, палец о палец не ударив, чтобы провести хоть какое-то расследование.

По-настоящему страшно стало, когда в течение лета из села пропали ещё две девушки. Внезапно, необъяснимо, бесследно…

И снова село посетил урядник, и даже оставался переночевать у местного старосты. Но вот толку от него было как от козла молока. В селе царила тихая паника: матери боялись выпускать своих дочерей за порог, а о работе или походах в лес и речи быть не могло.

Всего за два года пропало семь молодых девушек. Последней каплей и последней пропавшей жертвой стала дочь местного шорника. Её тоже, разумеется, не нашли.

 Хутор колдовских услуг

Тут уже местный староста не выдержал и отправился в город требовать у полиции полного и серьёзного расследования. И вытребовал-таки.

 В село приехал молодой пристав по имени Николай Солово, принявшийся за расследование этого таинственного дела с энтузиазмом и энергией. Опыт в сыскных делах у него имелся, юридическое образование было блестящим. Кроме того, Николай Солово живо интересовался всеми достижениями современной криминалистики.

Молодой пристав провёл дотошный опрос всех жителей, побеседовал буквально с каждым. Его приятные манеры и напористость очень обнадёжили селян, поспешивших поделиться наболевшим. Многие грешили на нечистую силу. Однако на это Николай Солово лишь иронически улыбался. В нечистую силу он не верил, а вот в силу улик и вещественных доказательств – всей душой.

Большое внимание Николай Солово уделил местным окрестностям. Вместе со старостой и добровольцами он обошёл всю округу, выспросил, где и как искали девушек, а затем невзначай поинтересовался, что это за домишки виднеются вдалеке. Его острый взгляд углядел некие заброшенные строения в непосредственной близости от села.

На это староста лишь махнул рукой:

– Да хутор заброшенный.

– И что же, там никто не живёт? – Николай Солово отчётливо видел изрядно утоптанную тропку, уводившую в тот загадочный хутор.

– Да живёт… одна, – замялся староста. – Наталкой Кравченей зовут.

– Почему одна живёт и почему в заброшенном хуторе?

– А потому что ведьма она, – выпалил, перекрестившись, староста. – С нечистой силой водится. У самого лукавого молодость и красоту купила.

– Так уж и у нечистого? – иронично прищурился Солово.

– У него самого, – крестясь, кивнул староста. – Лучше некоторых молодиц выглядит, а бабе седьмой десяток пошёл. Ведьма она! – с чувством повторил он и яростно добавил: – А наши бабы – дуры, к ней всё тайком бегают гадать, душу свою чернят.

– Так-так, – удовлетворённо кивнул головой Николай Солово.

Для проторенной тропинки к заброшенному хутору нашлось вполне логичное объяснение – «бабы – дуры». Значит, к ведьме шныряют местные женщины, да и девицы тоже. И судя по тому, что тропа была утоптана капитально, колдовскими услугами Кравчени пользовались часто и многие.

Марьяна Вовк

Фотография: Shutterstock.com

Продолжение в №12/2017 журнала «Чудеса и приключения», стр. 66-69

Теги: , ,