На этой полузабытой могиле редко появляются цветы. Но два раза в год кто-то кладёт на неё две кроваво-красные розы…

Утром 15 января 1947 года жительница Лос-Анджелеса Бетти Берсинджер вела свою маленькую дочку в детский сад. Проходя по пустырю мимо новостроек, она заметила валяющийся на земле манекен. Подойдя ближе, Бетти едва не потеряла сознание от ужаса – это был не манекен, а изуродованное тело молодой женщины! Придя в себя, Бетти позвонила в полицейское управление Лос-Анджелеса: «На пересечении Нортон-авеню и 39-й улицы лежит расчленённый труп! – кричала она в трубку. – Быстрее приезжайте!..» Даже прибывшие на место видавшие виды детективы долго не могли оправиться от жуткого зрелища: на траве у дороги лежало обнажённое женское тело, аккуратно разрезанное пополам по талии. Руки были заведены за голову, ноги раздвинуты, всё тело покрывали синяки от жестоких побоев, а рот разорван до ушей. Травмы были настолько ужасными, что оставалось только гадать, какой сумасшедший монстр мог сотворить подобное. Так началась эта история, развязка которой случилась только через семь десятилетий.

Жуткая смерть невесты лётчика

Убийца явно постарался, чтобы тело не опознали, – женщина была страшно избита и изуродована, при ней не было никаких документов. Но убийца не знал, что в 1943 году его будущая жертва работала кассиршей на территории военной базы в Калифорнии и в архиве ФБР была её дактилоскопическая карта. По отпечаткам пальцев и было опознано тело двадцатидвухлетней Элизабет Шорт.
«Детективы говорят, что последние три дня жизни Шорт были полны боли и ужаса, – писала в те дни газета Los Angeles Examiner. – Она была убита с беспрецедентной жестокостью. Из тела жертвы удалили все внутренние органы, выкачали всю кровь и тщательно вымыли его бензином, что не оставляет надежды обнаружить отпечатки пальцев. На теле и на лице остались следы побоев; также было видно, что женщину связывали. Руки трупа убийца заложил за голову жертвы, ноги широко раздвинул. У женщины были отрезаны сосок правой груди и кусок плоти с бедра; этот кусок обнаружили в её влагалище. А щёки женщины разрезали от уголков рта до самых ушей; это была печально известная «улыбка Глазго», придуманная ещё шотландскими гопниками. Рядом с убитой нашли мешок из-под цемента, пропитанный кровью…»

Патологоанатом, осматривавший тело, заключил, что женщину не насиловали, а причиной её смерти было названо сотрясение мозга с последующим кровоизлиянием…

Журналисты, поднявшие вокруг этого дела страшную шумиху, тут же окрестили Шорт «Чёрным георгином», по аналогии с популярным тогда фильмом «Синий георгин». «Так звали её подруги за причёску из пышных чёрных кудрей», – сообщали репортёры. Правда, позже подруги девушки заявили, что никогда не называли её «Чёрным георгином», но прозвище уже пошло гулять по страницам американских газет и дало название уголовному делу.

Скандальная сенсация резко подняла тиражи газеты – больше экземпляров за всю историю издания купили только в день победы во Второй мировой войне. Публику особенно «зацепил» созданный журналистами скандальный образ Шорт как «элитной проститутки». «Это была вызывающе одетая молодая девушка, ночами бродившая в одиночестве по улицам, – утверждали газеты. – Она знакомилась с состоятельными мужчинами и принимала от них чеки и дорогие подарки».

– О ней писали просто ужасные вещи! – возмущалась одна из подруг убитой. – Между тем Элизабет была обычной девушкой, и у неё был жених…

А вот что узнали полицейские детективы. Темноволосая красавица Элизабет Шорт, родившаяся в 1924 году в Гайд-Парке, пригороде Бостона, штат Массачусетс, и с детства обожавшая журналы о кино, была одной из многих девушек из глубинки, мечтающих сниматься в кино. Едва ей исполнилось девятнадцать лет, Шорт покинула родной дом и отправилась на запад в поисках «звёздной» жизни – сначала в Санта-Барбару, а затем в Лос-Анджелес. Правда, со «звёздной» жизнью не складывалось, и многочисленные кинопробы, которые она посещала, не привлекли к ней внимания режиссёров и продюсеров.

Элизабет устроилась работать официанткой в Санта-Барбаре, но от весёлой жизни не отказалась. Однажды её даже арестовали за распитие спиртного в компании солдат, но в участке Элизабет пробыла недолго. Что касается жениха, то он действительно существовал: это был лихой лётчик, майор ВВС США Мэтт Гордон, с которым Элизабет познакомилась во Флориде. Пара даже объявила о помолвке, но до свадьбы дело не дошло, увы, в 1945 году Гордон погиб в авиакатастрофе.

После смерти жениха Шорт осталась в Калифорнии, хотя постоянного дома у неё здесь не было: девушка жила то у подруг, то у любовников, нигде подолгу не задерживаясь.

– Она любила мужское общество и внимание, – вспоминали её подруги. – Элизабет любила дорого одеваться и, экономя на еде, тратила немалые деньги на модные платья, костюмы и шляпки.

Сообразив, что путь к славе кинодивы лежит не через кастинги, Элизабет начала встречаться с мужчинами, которые, по её мнению, могли помочь с карьерой в Голливуде. Возможно, в конце концов девушка добилась бы своего, но на пути к осуществлению её мечты встал убийца.
Полицейские подозревали многих знакомых Элизабет. Достаточно сказать, что полиция допросила по этому делу несколько тысяч человек, а более трёхсот оказались в списке подозреваемых. Но никто из них так и не был осуждён.

Убийца признаётся в содеянном?!

«Последний раз Элизабет Шорт видели живой 9 января 1947 года в отеле «Билтмор», в центре Лос-Анджелеса, – писала Los Angeles Examiner со ссылкой на полицейское управление города. – Потом она села в автомобиль продавца Роберта Мэнли, и после этого её следы теряются вплоть до 15 января, когда тело Элизабет нашли на обочине Нортон-авеню».

Между тем следствие явно заходило в тупик: подозреваемых было много, а виновного – ни одного. Первым подозреваемым стал продавец Роберт Мэнли, в машине которого видели Элизабет в день её исчезновения, однако его отпустили из участка через двое суток после задержания за отсутствием улик. Подозревали и продюсера Марка Хансена – но против него тоже не нашли улик.

Как водится в подобных случаях, внимание к убийству со стороны прессы привлекло психически неуравновешенных, а то и просто нездоровых людей. Так, житель Флориды Лесли Диллон направил в полицию Лос-Анджелеса письмо, в котором признавался в убийстве Элизабет и сообщал кучу подробностей, – но вскоре выяснилось, что он не только не совершал никакого преступления, но и страдает серьёзным психическим расстройством. Он был не одинок: только за первые три дня расследования в полицию обратилось около 60 человек, каждый из которых клятвенно уверял, что это он убил Элизабет Шорт. Однако ни один из них не смог толком рассказать ни о месте, ни о способе, ни о мотиве совершения этого преступления.

Но 21 января 1947 года случилось событие, давшее надежду на быструю поимку убийцы. В этот день в офис редактора Los Angeles Examiner позвонил мужчина, заявивший, что это он убил Элизабет Шорт.

– Скоро вы получите важную посылку с сувенирами, – пообещал звонивший.

Через несколько дней по почте действительно пришёл конверт, на котором было написано: «Вот вещи Георгина». Текст на конверте был составлен из букв, вырезанных из газеты, но некоторые слова были написаны от руки. А внутри оказались свидетельство о рождении убитой, её визитные карточки и фотографии. Полицейские сразу обратили внимание на то, что отправитель этого послания тщательно протёр конверт бензином, как в своё время было протёрто бензином тело Элизабет Шорт.

Это и есть настоящий убийца, решили следователи. Они укрепились в этом мнении после того, как через несколько дней появилось ещё одно послание, в котором предполагаемый убийца указал место, где он будет ждать полицейских, чтобы сдаться. Однако на названное место никто так и не явился, а вместо этого в полицию пришло письмо: «Я передумал, – гласил текст, составленный из вырезанных букв. – Убийство Элизабет было оправданно…»

Это поставило точку в расследовании. Так и не выяснив имени убийцы и не имея достаточных оснований для ареста кого-либо из подозреваемых, к весне 1947 года полицейские объявили это дело «глухарём».

В дело вмешался Альцгеймер

Весной 1948 года детективы решили тщательно изучить район, где было обнаружено изуродованное тело Элизабет Шорт. Они предположили, что жертву убили в одном из ближайших домов, а затем просто перенесли тело на перекрёсток.
Внимание полиции вскоре привлёк дом под номером 3858, находящийся на Нортон-авеню. Он располагался в одном квартале от обнаруженного тела. В 1946 году дом приобрела чета Уолтер. Мистер Уолтер работал главным врачом в окружном госпитале и считался блестящим специалистом. Но в 1946 году сотрудница госпиталя заявила, что главный врач домогается её, а вскоре поступило ещё несколько таких же заявлений от других сотрудниц. После этого жена развелась с мужем, а тот поспешно женился на медсестре, чтобы хоть как-то сгладить конфликт. Но это не спасло репутацию главного врача, вскоре его уволили, и одно время он жил в доме на Нортон-авеню, как раз тогда, когда была убита Элизабет Шорт. Девушка вполне могла оказаться в доме в качестве гостьи, а остальное, учитывая её поведение, нетрудно представить. Опять же, опытному врачу совсем не сложно было расчленить тело, от которого он избавился, перенеся останки Элизабет на перекрёсток в одном квартале от своего дома.

Но это были только догадки, а вот фактов, подтверждавших эту версию, у детективов не было. Ничего не дал и допрос бывшего главного врача: когда к нему явились следователи, перед ними предстал слабоумный идиот. Дело в том, что Уол­тер к тому времени страдал болезнью Альцгеймера, и суд в любом случае не признал бы его показаний. Так отпала и эта перспективная версия.

Сплетни в виде версий

Но если полицейские опустили руки, то журналисты и многочисленные криминалисты-любители решили «копать» до конца. Более семидесяти лет, прошедших после таинственного убийства, каждый год появлялись теории, авторы которых пытались найти преступника – или преступников, – связывая убийство Шорт с другими аналогичными преступлениями, совершёнными в США в тот период. Но это были, как правило, фантастические гипотезы, не выдерживавшие никакой критики. Что, впрочем, и сегодня не мешает десяткам интернет-сыщиков выкладывать в Сеть свежие версии, а писателям – издавать толстые детективные романы на эту тему. Так, некая дама по имени Дженис Ноултон выдвинула версию, что убийцей Элизабет Шорт был… её отец! Книга разошлась огромным тиражом, мисс Ноултон купила на гонорары новый дом, но на деле её расследование оказалось всего лишь очередной «пустышкой».

– Её книга была хламом, всё это неправда, – заявила сестра Ноултон в интервью газете Los Angeles Times после смерти автора «романа-расследования». – Она, конечно, верила в это, но в действительности всё было не так…

Любопытно, что в 2013 году, спустя 66 лет после убийства в Лос-Анджелесе, детективами была выдвинута такая же версия, согласно которой убийца – отец Элизабет, якобы подозревавшийся в ряде убийств ещё при жизни девушки и скрывшийся от правосудия где-то в Азии. Однако подлинность этой версии так и не подтвердилась.

Осенью 2017 года вышла книга «Чёрный георгин, красная роза» французской писательницы Пью Итвелл, многие годы изучавшей архивы дела «Чёрного георгина». В книге утверждается, что «заказчиком убийства был продюсер Марк Хансен, а исполнителем – тот самый «сума­сшедший» Лесли Диллон. Именно Диллон сообщил полиции сведения, касающиеся преступления, которые мог знать только убийца: например, о том, что на куске плоти, вырезанном из ноги Элизабет, была татуировка в виде розы. Более того, Диллона, Хансена и мисс Шорт видели вместе в мотеле «Астер» незадолго до убийства, а после убийства в номере 3 того же отеля нашли пакет с одеждой Элизабет; сам же номер был перепачкан кровью. А не осудили Диллона потому, что его вытащил Хансен – у него были огромные связи в полицейских верхах Лос-Анджелеса…»

Правдива эта версия или нет, а за убийство «Чёрного георгина» так никого и не осудили.

На убийстве Элизабет Шорт сделали немалые деньги в Голливуде, куда так стремилась несостоявшаяся кинозвезда. Этому загадочному преступлению посвятили вышедший в 2006 году фильм «Чёрный георгин» (в российском прокате – «Чёрная орхидея») со Скарлетт Йоханссон в главной роли, снятый по опубликованному в 1987 году роману Джеймса Эллроя «Чёрный георгин».

Потом вышел целый сериал «Я ночь», основанный на мемуарах внучки главного подозреваемого. А в телесериале «Вечность» убийца-подражатель совершает аналогичное преступление уже в наши дни. Не отставал и американский общепит: в баре отеля «Билтмор», где Шорт последний раз видели живой, вам и сегодня предложат популярный коктейль «Black Dahlia».

А преступление всё ещё оставалось загадкой.

«Питбуль» из Лос-Анджелеса

Так продолжалось до тех пор, пока за дело «Чёрного георгина» не взялся экс-детектив полицейского управления Лос-Анджелеса, сыщик, раскрывавший самые запутанные преступления, Стив Ходел. В 1986 году, уйдя на пенсию, Стив основал частное агентство расследований.
Правда, браться за старое дело «Чёрного георгина» Ходел не собирался. Но в 1999 году умер его отец, известный голливудский врач, и Стив, разбирая его личные вещи, обнаружил в одной из коробок старый семейный фотоальбом. Некоторые снимки были сделаны всемирно известным художником-сюрреалистом Мэном Реем, другом семьи. Но особое внимание отставного сыщика привлёк снимок молодой женщины с великолепной тёмной шевелюрой. Детектив не мог поверить своим глазам — со снимка на него смотрела… «Чёрный георгин»!
Вот тогда-то Стив и начал собственное расследование. Начал с нуля, роясь в опросах свидетелей и газетных архивах. Дело осложнялось тем, что к тому времени множество вещественных доказательств было утеряно, а большинство свидетелей и детективов, которые вели это дело, ушли в мир иной. Тем не менее Ходел добился, чтобы ФБР предоставило ему материалы об убийстве, а также информацию, собранную о его отце. Так он узнал, что его отец-врач был в числе подозреваемых по делу «Чёрного георгина», но детективы, которые вели это дело, не смогли собрать достаточно доказательств для предъявления обвинения.

Между тем доктор Ходел не раз привлекал внимание полицейских. Например, в октябре 1949 года его обвинили в растлении 14-летней дочери Тамар. На суде три свидетеля утверждали, что видели, как Джордж Ходел пристаёт к дочери, но мать выступила на стороне мужа, и доктора оправдали. Но полицейские его «подвиги» запомнили и через год включили Ходела в список предполагаемых убийц Элизабет Шорт.

Через много лет внимание его сына-сыщика привлекли данные аутопсии, показавшие, что несчастную Элизабет не просто разрезали пополам в произвольном месте – убийца поместил резак точно между позвонками, чтобы остались целы все кости. Такую ювелирную процедуру мог провести только специально обученный человек, и в тридцатых годах прошлого века этому учили в медицинских школах, в одной из которых тогда учился отец сыщика Джордж Ходел. Детектив изучил и фотографии конвертов, отправленных предполагаемым убийцей в редакцию газеты Los Angeles Examiner. И выяснил, что почерк отправителя этих писем уж очень похож на почерк его отца.
Более того, Стив смог найти квитанции, подтверждающие, что за неделю до убийства Элизабет Шорт его отец купил десять двухкилограммовых мешков с цементом, – напомним, что точно такой же окровавленный мешок был найден на месте преступления рядом с расчленённым телом девушки.

Результаты своего расследования Стив Ходел опубликовал в четырёх книгах. Первая из них, Black Dahlia Avenger: The True Story, сразу попала в число бестселлеров по версии The New York Times. Здесь более сотни страниц доказательств, аккуратно перечисленных в хронологическом порядке, как это делают в полицейских журналах.

– Он как питбуль, – прокомментировал выпуск этой книги брат автора Келли Ходел. — После того как вонзил зубы в добычу, он её уже не отпустит!

Зловещий след «Зодиака»

Но книги книгами, а всё надо делать по закону, и в 2001 году Стив обратился к прокурору окружной прокуратуры Лос-Анджелеса Стивену Кею с просьбой просмотреть собранные им доказательства. Тогда он не был стопроцентно уверен в виновности своего отца, но уже понимал, что собранных им материалов вполне достаточно для повторного возбуждения уголовного дела по факту убийства Элизабет Шорт в январе 1947 года.

Стивен Кей не стал отмахиваться от этой просьбы и через шесть недель констатировал: «Благодаря замечательной детективной работе смелого сына доктора Джорджа Ходела имя доктора покроется бесчестьем, и если бы Джордж был жив, он подал бы в суд на Стива».
После выхода первой книги детектива стали всплывать новые доказательства вины его отца. Так, обозреватель газеты Los Angeles Times Стив Лопес, взявшийся писать рецензию на книгу Ходела, проверяя изложенные там факты, наткнулся на стенограмму прослушивания дома доктора Джорджа Ходела, установленного полицейскими на основании подозрения в другом убийстве. В этой стенограмме журналист обратил внимание на одну деталь, ранее никем не замеченную. Речь идёт о пометке, сделанной детективами в 20.25 19 февраля 1950 года: «Женский крик. Снова женский крик (женского голоса не было слышно до этого момента)».

Через несколько дней – новая запись, где звучит голос Джорджа Ходела: «Предположим, я убил «Чёрного георгина», но они не смогут ничего доказать… Они больше не смогут допрашивать мою секретаршу, потому что она мертва…»

Секретаршу, упомянутую в стенограмме, звали Рут Сполдинг. К тому времени, к которому относится эта запись, секретарша Ходела умерла от передозировки наркотиков. Благодаря данным, полученным в результате прослушивания дома доктора, его подозревали в убийстве этой сотрудницы, но дело закрыли за отсутствием улик. Только через некоторое время полицейские установили, что Сполдинг планировала шантажировать доктора Ходела: девушка узнала, что её босс намеренно ставил пациентам неправильный диагноз, чтобы проводить дополнительные дорогостоящие анализы и лечение.

Стив Ходел приводит в своей книге немало косвенных доказательств причастности Джорджа Ходела к убийству «Чёрного георгина». Так, он уделил немало внимания дружбе отца с известным художником-сюрреалистом Мэном Реем. «Мой отец восхищался работами Рея, и две из них – «Влюблённые» и «Минотавр» – имеют пугающее сходство с изуродованным телом Элизабет, – пишет сыщик. – Очевидно, Джордж таким образом подражал другу. Думаю, безумие моего отца было напрямую связано с его верой в сюрреализм. Он был нигилистом, женоненавистником и садистом высшего порядка…»

В конце концов Стив Ходел сделал вывод: его отец был тем самым зловещим маньяком по прозвищу «Зодиак», который убил десятки одиноких женщин в окрестностях Лос-Анджелеса, но так и остался безнаказанным.

Конечно, далеко не все американцы приняли на веру выводы сыщика-пенсионера.

– Он слишком увлёкся своей навязчивой идеей, – считает офицер полицейского управления Лос-Анджелеса Брайан Карр. – У меня нет времени, чтобы доказать или опровергнуть то, что говорит этот человек. Я завален другими важными делами и расследую преступления, которые, возможно, ещё будут раскрыты.

Сам Стив давно оставил попытки повлиять на полицейских следователей: «Мои читатели – мои судьи и присяжные», – говорит он.
Возможно, последней точкой в этом деле, убедившей Стива Ходела в его правоте, стало найденное в августе 2018 года ещё одно подтверждение его теории – рукописное письмо полицейским от анонимного информатора, назвавшего Джорджа Ходела «убийцей Элизабет Шорт». Кроме того, Стив нашёл телеграмму от третьей жены Джорджа своему бывшему возлюбленному: «Твоя догадка о Джордже верна, – писала женщина. – Можешь ли ты сегодня помочь детям и мне убежать из дома, если это возможно?»
«Я любил своего отца, – говорит Стив Ходел. – Я был уверен, что смогу доказать, что он не имеет отношения к этим преступлениям. У меня не получилось. Мой отец – убийца…»

Григорий Саркисов

Теги: , ,