Советская подлодка «М-351» при отработке задач боевой подготовки затонула в районе Балаклавы и застряла в грунте. Но спустя четверо суток её смогли поднять со всем экипажем и спасти, не потеряв ни одного человека. Это был уникальный случай в истории отечественного подводного флота.

Корабль на цепи неудач

Субмарина «М-351» с самого начала была несчастливым кораблём. По рождению она принадлежала к печально знаменитому проекту А615 – подводные лодки этой серии на флоте невесело называли «зажигалками».

Дело в том, что 615-й проект получил двигатели совершенно нового типа, так называемые дизели замкнутого цикла, одинаково способные работать и на поверхности, и под водой. Надо сказать, что традиционные дизель-электрические подводные лодки, составлявшие основу всех подводных флотов в доатомную эпоху и благополучно плавающие и поныне, всегда вынуждены «возить с собой» двигатели сразу двух различных систем. В надводном положении такие лодки двигаются на дизелях, под водой – на электромоторах. Скорость и запас хода под водой, как правило, оказывается меньше, чем в надводном положении, а израсходование заряда батарей волей-неволей заставляет всплывать, рискуя попасть на глаза противолодочных кораблей и самолётов. Делать нечего – работа дизелей требует воздуха, которого подводникам всегда не хватает.

Разработанный в СССР двигатель замкнутого цикла призван был решить эту проблему и, казалось бы, даже решил – новая двигательная установка с помощью сложных химических реакций позволяла охлаждать выхлопные газы от дизелей, очищать их, обогащать кислородом и снова подавать к двигателям. Так можно было не расходовать заряд батарей, не так часто всплывать «подышать воздухом». При этом подводная скорость и дальность плавания заметно возросли.

Однако имелась и обратная сторона медали – принципиально новое оборудование требовало использования весьма чувствительных компонентов (включая восемь с половиной тонн жидкого кислорода) и регулярно обнаруживало всё новые и новые, ещё не известные тогдашней науке неприятные свойства.

Техническое достижение, как это нередко бывает, обернулось большой бедой. Подводные лодки с «единым» двигателем оказались чрезвычайно взрыво- и пожароопасными, служба их сопровождалась бесконечными авариями и несколькими катастрофами с гибелью людей.

Но наша героиня, получившая имя «М-351», сумела отличиться даже на фоне своих несчастливых сестёр. Цепь неудач потянулась за «М-351» сразу же, как только её спустили на воду. Когда летом 1955 года только что выстроенную в Ленинграде подлодку вели по Неве, она оборвала буксирные тросы и отправилась в «самоволку».

Несколько моряков, находившихся на лодке на время буксировки, попытались было отдать якорь, но тот, с грохотом вытравив до конца всю якорную цепь, «благополучно» улетел вместе с нею на дно – как потом выяснилось, цепь должным образом не закрепили.

В итоге беглую подлодку, после непродолжительного свободного плавания по течению Невы, прибило к другому строящемуся кораблю. От удара «М-351» получила пробоину, но тут-то её и поймали буксиры и утонуть посреди Ленинграда не дали. Так первое же плавание ещё не вступившей в строй субмарины сразу же вылилось в несколько месяцев ремонта...

 Всплытие в штормовом море

Только в ноябре 1955 года «М-351» наконец-таки вышла на ходовые испытания, а несколько недель спустя при пуске дизелей замкнутого цикла в подводном положении произошёл столь нередкий для лодок 615-го проекта взрыв в силовой установке. В момент разрушило правый дизель, вспучило переборки, заклинило люк в дизельный отсек. По внутренней связи никто в кормовых отсеках не отзывался, ни пробраться туда, ни выяснить, что же там происходит, в подводном положении не было никакой возможности.

Пришлось всплывать в начинавшем штормить море и с большим риском открывать аварийный люк в кормовом отсеке. Чтобы люк не захлестнуло волнами, корму даже несколько «приподняли», приняв воду в носовые цистерны.

Как оказалось, рисковали не зря. 17 человек, находивших в корме в момент взрыва, были отравлены мгновенно заполнившими отсеки газами и лежали без сознания. Атмосфера в аварийных отсеках была такова, что два матроса, первыми спустившиеся на подмогу товарищам, даже не успели надеть противогазы и тут же повалились без сознания сами. По счастью, помощь пришла вовремя, и из кормы смогли благополучно эвакуировать всех. Но задержись подводники совсем ненадолго, и спасать было бы уже некого.

Вот так, прямо с ходовых испытаний, «М-351» снова угодила в ремонт, а почти весь её экипаж оказался в госпитале...

«Несчастливую» подводную лодку ремонтировали ещё добрых полгода, после чего, завершив наконец испытания, балтийцы, от греха подальше, «сплавили» её на Чёрное море.

Нашей героине предстояли долгое путешествие через всю страну с севера на юг, до самой Балаклавы, приёмка и освоение новым экипажем и снова привычное уже стояние в ремонтном заводе, правда, на этот раз плановое, для установки нового оборудования. А потом...

...«22 августа 1957 года при отработке задач боевой подготовки в районе Балаклавы подводная лодка «М-351» затонула со всем экипажем».

Такой могла бы быть надпись для памятника. Да, на сей раз всё было именно так. Неприятности, шедшие под руку с «М-351» с самого рождения, не собирались оставлять её и на новом месте. К перечню всех бед, случившихся с «М-351», прибавилась самая крупная беда из тех, что могут случиться с подводной лодкой.

Александр Юфа

Продолжение читайте в №1/2018 журнала «Чудеса и приключения», стр. 56-60

Теги: , , ,