12 апреля мы отмечаем День космонавтики. И потому традиционно в апрельском номере «ЧиПа» рассказываем о неизвестных, прежде засекреченных страницах истории отечественной космонавтики. Свидетелем такого драматического эпизода был наш автор, работавший тогда на одном из объектов в Казахстане. 4 апреля 1975 года во время полёта корабля «Союз-18-1», на борту которого находились командир Василий Лазарев и бортинженер Олег Макаров, случилась нештатная ситуация...

Перегрузки аварийного спуска

Четыре минуты ракета неслась ввысь, в расчётном режиме произошёл сброс головного обтекателя. Но на высоте 200 километров отказала и не включилась её вторая ступень. Автоматика в этой аварийной ситуации успешно отстрелила возвращаемый аппарат с экипажем. Аварийный спуск проходил в неуправляемом режиме, капсула падала, на несколько секунд перегрузки возросли до немыслимых значений, ещё немного – и космонавты бы погибли. В себя они пришли только тогда, когда сработала парашютная система, и через 22 минуты космонавты приземлились на крутом склоне горы, в районе таёжной деревни Карагужиха, на порожистой и бурной реке Уба, почти у границы Алтайского края. В условиях посадки в горах, по неофициальным советам, отстреливать тормозной парашют надо было только осмотревшись. Это и спасло их во второй раз. Стропы парашюта зацепились за макушки деревьев, и капсула зависла над пропастью. Если бы они согласно инструкции сразу отстрелили парашют, то капсула скатилась бы в пропасть, а они погибли. Связи с Центром управления полётом (ЦУПом) не было, и обозлённый Олег костерил всех виновных в их злоключениях, не стесняясь в выражениях. А их прекрасно слышали, и его нецензурная ругань по громкоговорящей связи транслировалась по всему ЦУПу. Побагровевший Валентин Глушко, возглавлявший после смерти Королёва космическую программу, приказал её отключить и заявил, что Макаров больше никогда не полетит в космос.

Поиск ведёт вертолёт

При запусках с космодрома Байконур спутников разного назначения и пилотируемых космических кораблей в этот труднодоступный район среди поросших тайгой хребтов, с многочисленными реками и речушками в долинах, падали отработанные ступени ракет-носителей, и их регулярно подбирали военные лётчики. Из этих глухих мест огромные детали космического мусора из серебристого металла, зацепив на внешнюю подвеску, выносили могучие грузовые вертолёты. А в тот день в безлюдную тайгу упала спускаемая капсула с людьми. На следующее утро первый секретарь Восточно-Казахстанского обкома партии Александр Протозанов, решительный и властный человек, фактический хозяин огромной области, по площади не уступавшей некоторым государствам, организовал поисково-спасательный полёт на вертолёте Ми-4. Его экипаж состоял из трёх человек: командир Рудольф Дударов, второй пилот Валерий Ковбасюк, бортмеханик Александр Шакиров, принявший самое непосредственное участие в дальнейших событиях. По его воспоминаниям и описаны поиск и спасение космонавтов. 5 апреля с восходом солнца они вылетели. На борту вертолёта были: сам Протозанов, председатель областного исполкома Садык Койчубаев и командир Усть-Каменогорского авиаотряда Виктор Ткаченко. Часа через полтора полёта они увидели разноцветный парашют, а рядом двух космонавтов. Выполнив над ними несколько кругов, убедились, что посадить там вертолёт нет никакой возможности. Чтобы облегчить полётный вес машины, экипаж высадил высокое начальство на берегу реки, где работали лесорубы, а сам вернулся к месту падения капсулы. Ровных площадок для посадки вблизи неё совсем не было. Подыскав более-менее приличное место, Дударов с риском приткнул вертолёт левым колесом на большой валун, а правое зависло в воздухе. Шакиров выскочил из кабины грохочущей машины, жестами показал, чтобы вернулись через час, и направился к капсуле. Был глубокий снег, и он рисковал оказаться под лавиной. Апрель в этих местах – самое лавиноопасное время. Бортмеханик шёл, проваливаясь в занесённые снегом пустоты между камнями, в некоторых местах ему приходилось буквально ползти. Когда экипаж смотрел сверху на капсулу в иллюминатор, она казалась почти совсем рядом, но добирался до неё бортмеханик около часа, и опасность подстерегала его на каждом шагу. На его крики никто не отзывался. С трудом поднявшись на очередную горную гряду, он увидел космонавтов.

 Есть контакт!

Они грелись у костра, и Шакиров попросил разрешения подойти к ним. Получив его, он подошёл, и они пожали друг другу руки. Космонавты поинтересовались, кто он такой, где они находятся и далеко ли до Китая. Узнав, что далеко, они успокоились. С Китаем в то время отношения были плохие. Шакиров предложил им пройти до того места, где высадился сам, чтобы их забрал гражданский вертолёт. Космонавтам уже удалось наладить двухстороннюю связь с ЦУПом, и Макаров сообщил о предложении бортмеханика. ЦУП категорически запретил уходить с места приземления, приказал ждать указаний и заверил, что их снимут с места. Бортмеханик подумал, что вояки вряд ли смогут сесть на таком крутом склоне, у них меньше опыта полётов в горах, чем у гражданских лётчиков, летающих ежедневно, но промолчал. Возле костра они просидели около часа. Космонавты были одеты в двойные шерстяные костюмы. Дважды прилетал Ми-4, но Шакиров жестами показывал, что ещё рано. Около 12 часов прибыл военный вертолёт Ми-8. Он завис над ними и выпустил с помощью бортовой лебедки сиденье на 40-метровом тросе. Макаров сходил в капсулу, взял полётные документы, сунул их под мышку, закрыл люк и первым поднялся на борт вертолёта. Вторым начал подниматься Лазарев, но трос запутался, и бортмеханик помог его распутать. По инструкции, никто из посторонних не должен был оставаться возле капсулы космического корабля, поэтому забрали и Шакирова. А капсулу весом две с половиной тонны военные лётчики вывезли позже.

Кто третий?

Во время полёта Шакиров попросил связаться с Ми-4, на котором он прилетел, назвав частоту связной рации, но ничего не вышло. Оказалось, что военные лётчики заставили гражданский вертолёт покинуть район спасательной операции, обстреляв его красными сигнальными ракетами. Космонавты были не в духе. Макаров, правда, держался бодро, а Лазарев был угнетён и говорил мало. Но в полёте он разговорился и даже показал спасателю свои семейные фотографии. Вертолёт Ми-8 направился в Барнаул, сообщив по рации, что везёт… трёх космонавтов. В ЦУПе забеспокоились: почему трёх, запускали двоих, откуда третий? Все только посмеялись. В аэропорту Барнаула вертолёт встречало всё руководство Алтайского края. Прибыл представитель КГБ и стал выяснять у Шакирова, как он оказался вместе с космонавтами. После его объяснения тот связался с начальником штаба вертолётного подразделения города Усть-Каменогорска и получил подтверждение, что Шакиров действительно бортмеханик вертолёта и был направлен на поиск космонавтов. Вскоре из Новосибирска на Ту-134 прибыл командир отряда космонавтов Владимир Шаталов. Он обнял и расцеловал Лазарева и Макарова, они о чём-то поговорили и улетели. Спасателю на память космонавты оставили два комплекта бортового питания для рации и свою фотографию.

Вместо наград – взыскания

Шакиров остался в Барнауле без денег и документов. Рейсовый самолёт в Усть-Каменогорск уже улетел. Вместе с экипажем Ми-8 бортмеханику пришлось вылететь в Новосибирск, а уже оттуда он на самолёте Ил-18 только вечером добрался домой. На другой день утром его вызвал командир авиаотряда, которому бортмеханик подробно доложил о произошедших событиях. Ткаченко сообщил, что руководством области принято решение представить экипаж вертолёта к государственным наградам: Дударова и Шакирова – к ордену Ленина, а Ковбасюка – к ордену Трудового Красного знамени. Наградные документы оформили и отправили в Москву. При встречах Ткаченко шутил и спрашивал, сделали ли лётчики дырочки в кителях для крепления орденов. А через полтора месяца документы вернулись. Вместо наград экипаж получил строгое взыскание. Сверху отписали, что они не имели права участвовать в поисках космонавтов, для этого существует специальный поисково-спасательный отряд. Все понимали, что космонавтов нашёл экипаж гражданского вертолёта, а вот награды получили совсем другие люди. Лётчики старались не ради наград, они хотели помочь своим родным советским космонавтам, попавшим в беду, и не жалеют об этом. А им даже благодарности не объявили, и осталась горькая обида.

Остается добавить, что сразу после того как Лазарева и Макарова сняли с крутого склона горы возле деревни Карагужиха, с неба повалил густой снег, который шёл несколько дней. И если бы их не нашли лётчики из Усть-Каменогорского авиаотряда, поиски могли затянуться, и кто знает, чем бы всё это закончилось для космонавтов.

Валерий Пак

Фотография: Shutterstock.com

Теги: , , ,