Жизнь учёных-физиков, так или иначе прикоснувшихся к тайнам атомной энергии, сложилась по-разному. Кто-то получил Нобелевскую премию, почёт и славу, кто-то стал отцом-создателем атомной бомбы и тоже обрёл славу, хотя и сомнительную, кто-то умер, заработав смертельную дозу радиации, а вот Этторе Майорана просто таинственно исчез, оставшись в истории ни живым, ни мёртвым.

Между тем, если бы Майорана не исчез, кто знает, в какую сторону стала бы развиваться атомная физика и какие тайны были бы открыты, потому что Майорана являлся истинным провидцем в этой области.

 Суперспособности – на благо физики

Ему было тридцать два года, когда он пропал. Вся его научная деятельность длилась всего десять лет. Но за столь короткий отрезок времени ему удалось стать профессором и сделать два величайших открытия, которые стали настоящим научным переворотом.

Этторе Майорана родился в Италии в 1906 году. Своё начальное образование он получил дома. Уже в четыре года мальчик стал демонстрировать выдающиеся математические способности, решая сложнейшие задачи в уме и изумляя всех вокруг. В школе эта его «сверхматематичность» будет вызывать недоумённые взгляды.

Самое любопытное, что поначалу учился Этторе в иезуитском колледже. Интересно, что думали учителя классического образования по поводу таких удивительных способностей ученика? Может быть, что-то и думали, так как закончил своё образование Этторе уже в лицее имени Торквато Тассо, причём даже раньше своих семнадцати лет.

Вместе со своим старшим братом Лучано в 1923 году он поступил в Римский университет на инженерный факультет, где познакомился с Эмилио Сегрэ, будущим нобелевским лауреатом по физике. Под его несомненным влиянием Этторе начал интересоваться куда более сложными теоретическими проблемами и всё больше – физикой.

Для Сегрэ несомненным авторитетом был Энрико Ферми, преподававший на кафедре теоретической физики – одной из самых молодых кафедр Римского университета, основанной в 1926 году. Впрочем, и самому гениальному Ферми, возглавившему данную кафедру, было тогда тоже 26 лет! И ему требовались такие же молодые люди, талантливые студенты, которые были бы готовы немедленно включиться в гонку атомных открытий на волне квантовой революции, которая свершалась в тот момент в мире. Увлёкшийся физикой Сегрэ постепенно сманивал Этторе, и в конце концов сманил – в 1928 году Майорана принимает решение заняться физикой и переводится к Ферми.

Глубокий ум и непомерный пессимизм

У Ферми сложилась отличная группа молодых экспериментаторов, преданных делу и обладающих гениальными мозгами. И в этой группе, занятой экспериментальными исследованиями, Этторе Майорана выделялся тем, что слыл ярым индивидуалистом и чистейшим теоретиком. С ужасно скверным характером…

Вот что вспоминал о нём Эмилио Сегрэ: «По силе интеллекта, глубине и объёму знаний Этторе Майорана заметно превосходил своих новых товарищей, а в некоторых отношениях, например в чистой математике, превосходил даже Ферми. К сожалению, удивительно самобытный и глубокий ум сочетался у него со склонностью к критицизму и непомерному пессимизму. Он по своему характеру предпочитал работать в одиночку и вёел очень замкнутый образ жизни».

Недаром его товарищи, разыгрывая из себя членов религиозного ордена, дали деятельному и активному Ферми прозвище Папа, а угрюмого Этторе Майорану метко прозвали Великим Инквизитором.

Наверное, с Этторе Майораной и в самом деле было нелегко общаться окружающим. Он вечно был недоволен собой и не только собой, являлся стопроцентным пессимистом, страдал депрессиями, много молчал, но если уж говорил, то зачастую высказывал очень язвительные и едкие саркастические замечания, которые были обиднее вдвойне, так как звучали к месту и всегда по существу. Уж лучше бы молчал!

Однако всем приходилось мириться с причудами и угрюмостью Этторе, потому что, цитируя самого Ферми, «если физический вопрос поставлен, никто в мире не способен ответить на него лучше и быстрее, чем Майорана».

Впрочем, здесь Майорана, что называется, прижился – уже через год он получил докторскую степень с отличием и пять лет работал в группе Ферми над решением проблем ядерной физики, хотя в большей части изолированно от своих товарищей и практически не появляясь в лаборатории.

Заслуги без почестей

В 1932 году Этторе Майорана заинтересовался физикой атомного ядра. До этого времени об атомном ядре было известно очень мало, учёные знали лишь о протонах и электронах и думали, что ядро из них и состоит.

А в 1932 году были открыты нейтроны. И независимо друг от друга профессор физического факультета МГУ Дмитрий Дмитриевич Иваненко и один из создателей квантовой механики Вернер Гейзенберг опубликовали гипотезу о протон-нейтронном строении ядра. С тех пор формулировку протон-нейтронной модели ядра связывают практически исключительно с именами Иваненко и Гейзенберга. Однако на самом деле чуть раньше этих учёных к идее протон-нейтронного строения ядра пришёл Этторе Майорана! Но поступил при этом именно как Этторе Майорана.

О том, что он был первооткрывателем в этой области, свидетельствовали Ферми и Сегрэ. Ферми, в частности, описывал, что в 1932 году Этторе Майорана стал разрабатывать модель ядра, состоящего из нейтронов и протонов, без электронов, весьма подробно проанализировав силы между протонами и нейтронами и даже вычислив энергии связи нескольких лёгких ядер.

Это величайшее открытие он как бы между делом показал Ферми и товарищам. Руководитель группы сразу оценил его важное значение и стал торопить Этторе с публикацией. Однако Майорана считал, что его результаты были неполными и следует ещё подождать. Тогда Ферми попросил разрешения у Майораны хотя бы сослаться на его идеи на грядущей парижской конференции по атомному ядру, но Майорана и этого не разрешил сделать.

В итоге его опередили другие, и другие получили Нобелевские премии, а Майорана, увы, остался с носом, и лишь время восстановило справедливость.

Марьяна Вовк

Продолжение читайте в №3/2018 журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , , ,