Эти строки из «Баллады о разведчике Иване Пашкове». Фронтовой корреспондент и поэт Алексей Сурков написал её по следам реальных событий.

Иван Пашков родился в деревне Котово Долгоруковского района Липецкой области, но накануне Великой Отечественной войны уехал в Донбасс с целью устроиться на работу на металлургический завод. Поэтому с началом боевых действий на фронт его призвали из Донбасса. С воинским эшелоном Иван Пашков уехал на третий же день войны. И стал разведчиком.

А в августе 1941 года произошла история, которая и легла в основу баллады Алексея Суркова. В одном из боёв на территории Белоруссии 410-й полк, где служил Пашков, попал в окружение. Ивану и ещё троим бойцам приказали разведать обстановку на опушке леса. Пашков шёл отдельно от товарищей, когда из зарослей на него вдруг напали фашисты. Несмотря на сопротивление, они одолели бойца. Выбили из рук винтовку и повели в штаб на допрос.

Немецкий офицер хотел получить ответы на многие вопросы: какие планы у командиров, сколько людей в части, как они питаются, чем вооружены и так далее. Не получив ответа, бил, угрожал, ругался, но каждый раз, превозмогая боль, разведчик неизменно отвечал:

– Не знаю… Не скажу…

Более двух часов пытались фашисты получить необходимую им информацию, но сломить волю бойца не смогли. Тогда разъярённый немецкий офицер приказал расстрелять его. Отведя подальше от штаба, Пашкову дали лопату и велели копать себе могилу.

Двадцативосьмилетний мужчина уже простился с жизнью. Выбрасывая комья сухой земли, он был уверен, что умрёт. Но всё же ловил последние минуты жизни, вдыхая напоследок свежий воздух. А фашисты торопили… Когда яма была достаточно глубокой, чтобы кое-как закопать в ней тело, у Ивана Пашкова отобрали лопату. Фашисты моментально подняли оружие, и раздались залпы.

Почувствовал удар в оба плеча и колкий ожог, Пашков упал в яму. Но понял, что пока ещё жив и для него будет лучше притвориться мёртвым. Превозмогая физическую боль, боец затаил дыхание и застыл.

Мучители подошли к лежащей жертве. Попинали, как они думали бездыханное тело, поговорили о чём-то по-немецки. А потом один из фашистов решил сделать контрольный выстрел в голову. Но произошло чудо! Пуля скользнула около шеи и щеки и ушла в грунт! Несмотря на то что рот Пашкова забило песком и ему стало ещё труднее дышать, он не шелохнулся. Посчитав дело законченным, фашисты кое-как забросали могилу землёй и ушли.

Бойцу практически нечем было дышать. Его тело сковала свинцовая тяжесть, болела каждая клеточка. Но Пашков решил во что бы то ни стало бороться за жизнь! Сначала осторожно разгрёб землю около рта, чтобы иметь возможность дышать. Затем там, где слой земли был особенно тонким, проделал небольшое отверстие наружу и прислушался. Стояла тишина. Фашисты ушли. Тогда, не обращая внимания на боль, боец руками и ногами стал разгребать землю.

«В десять тридцать меня враги погребли, а в одиннадцать я воскрес…» – позднее написал в своей балладе Алексей Сурков. Оказавшись на свежем воздухе, разведчик с облегчением вздохнул и чуть не упал. Оттого, что воздух ворвался в лёгкие, у Пашкова закружилась голова. Чудом оставшийся в живых боец слезящимися от набившейся пыли глазами смотрел на вечернее небо, деревья и был счастлив. Счастлив, что взял отсрочку у смерти. Правда, он понимал, что это ещё не всё. Требовалось найти своих и не попасть в руки фашистов. Он понимал, что второй раз удача навряд ли ему улыбнётся. Поэтому, кое-как остановив кровь, Пашков осторожно пополз по лесу.

«Целовал я комья земли, уползая к ребятам в лес», – ещё строки из баллады. Два дня тяжело раненный, голодный, истекающий кровью Иван бродил по лесу. Наконец встретил артиллеристов своего 410-го полка. Едва живой разведчик рассказал сослуживцам о позициях врага, которые хорошо запомнил. Именно благодаря этой информации полку и удалось прорвать окружение! Только после завершения операции Иван Пашков согласился лечь в лазарет.

На его теле врач насчитал четырнадцать штыковых и три огнестрельных ранения. Разведчика, победившего смерть, полтора года лечили в госпиталях. А потом он снова встал в строй. Но 6 августа 1941 года, когда и произошла эта страшная история, до конца дней считал своим вторым днём рождения.

Военный корреспондент и поэт Алексей Сурков, собирая материал для фронтовой газеты «Красноармейская правда», случайно услышал рассказ о подвиге рядового бойца Ивана Пашкова. К сожалению, в госпиталях ему не удалось найти чудом спасшегося разведчика. Поэтому пришлось довольствоваться данными, полученными из политдонесения, разбавив их теплотой к бойцу и ненавистью к фашистам. Так в газете «Красноармейская правда» под рубрикой «Герои Отечественной войны» 16 августа 1941 года появился очерк о разведчике.

Но Суркову казалось, что этого недостаточно. Слишком уж потряс поэта подвиг советского бойца! Хотелось восславить героя. Вскоре в сознании автора начала складываться «Баллада о разведчике Пашкове». Когда она вышла в свет, Сурков понял, что добился того, чего хотел: на фронте красноармейцы переписывали эту балладу и, вдохновлённые подвигом Ивана Пашкова, с листочками у сердца и верой в победу шли в бой.

Поэт всё-таки встретился с героем своей баллады, но лишь спустя тридцать лет после его подвига. Произошло это в редакции «Комсомольской правды», где Алексей Сурков и подарил Ивану Пашкову брошюру со своим очерком.

Автор: Юлия Скопич
Продолжение в №6/2017 журнала «Чудеса и приключения», стр. 52 — 54

Теги: ,