На войне гармонь творила настоящие чудеса. Разве не чудом были её звуки, раздававшиеся среди разрухи, смертей и страданий? Но это ещё не всё. Известны случаи, когда гармонь спасала от вражеских пуль и даже помогала найти семью.

Фотография Миши Степнова, сделанная в 1944 году, бережно хранится в музее боевой славы 28-й липецкой школы

...Когда началась война, москвичу Мише Степнову было всего 13 лет, возраст, когда самое время «по крышам бегать, голубей гонять», как поётся в песне «Детство» Юрия Шатунова. Но Мише, как и тысячам других мальчишек, девчонок, пришлось повзрослеть намного раньше положенного. Отца забрали на фронт, и мальчик остался за старшего. Надо же было кому-то помогать матери! А вскоре пришла похоронка...

Тогда мать отправила сына искать дядю, и неизвестно какими судьбами, но мальчишка попал в 637-й авиационный полк. Да так там и остался, став «сыном полка». Помните повесть Валентина Катаева, написанную в 1944 году? Как известно, в её основу легли реальные события: когда Катаев работал фронтовым корреспондентом, однажды увидел мальчика в солдатской форме, а из разговора с командиром узнал, что разведчики нашли мальчугана в блиндаже и забрали в часть. В годы войны этот случай не был единичным, и история Миши – лишь одна из многих.

Когда надо было помочь по хозяйству, что-то принести, где-то убрать, он всегда был готов это сделать. А в свободные минуты играл на гармони, которую захватил из дома. Мальчишку полюбили, и женщины сшили для него специальную форму – свой же! Так вместе с бойцами 637-го полка и добрался Миша до Берлина. В День Победы всеобщее ликование было так велико, что всюду организовывались импровизированные концерты. Мальчик тоже решил выступить. Взял гармонь, и пальцы сами начали перебирать по клавишам, исполняя знаменитую «Катюшу». Бойцы стали подпевать, хлопать, как вдруг из толпы выскочил офицер.

– Сынок! – крикнул он. – Миша!..

Да, похоронка оказалась ошибочной, и это был Мишин отец! Не разглядел он в толпе сына. Да и откуда ему было знать, что среди множества бойцов есть его мальчуган? Но игру на гармони узнал сразу же. Так инструмент воссоединил семью, и если бы не его голос, встречи могло не быть...

Фотография Миши, сделанная в 1944 году, бережно хранится в музее боевой славы 28-й липецкой школы. Основанный в 1980 году, он посвящён истории 637-го штурмового Тернопольского орденов Кутузова и Богдана Хмельницого авиаполка. Входивший в состав 2-й воздушной армии, он сформировался и базировался на территории нынешней Липецкой области. Именно гармонь помогала авиаторам преодолевать преграды, а Мише помогла воссоединиться с отцом. И вот уже много лет, когда учителя литературы и русского языка этой школы знакомят учеников с произведением Катаева, рассказывают о Мише Степнове. Кстати, позднее ему, уже не Мише, а Михаилу Васильевичу, вручили удостоверение участника Великой Отечественной войны. Добились этого авиаторы и поисковики.

Ещё один символ Тулы

Интересна сама история происхождения этого музыкального инструмента. Существует версия, что он попал в Россию из Германии. Некоторые даже уточняют, что сконструировал его берлинский мастер Кристиан Фридрих Людвиг Бушман. Мол, в 1821-м он изобрёл губную гармошку, а год спустя – ручную.

Профессор истории и теории музыки Альфред Мирек был убеждён в русском происхождении инструмента. Он долго работал с историческими архивами и установил, что первая гармонь появилась в Санкт-Петербурге в 1783 году, за пару десятилетий до рождения Бушмана. А изобрёл её чешский органный мастер Франтишек Киршник. При помощи металлического язычка, который колебался под действием потока воздуха, извлекался звук, и был он чистым, громким, приятным. Музыкальная диковина заинтересовала многих богатых, образованных людей, и Киршник сам изготовил для них несколько гармоней.

Однако широкое признание инструмент обрёл чуть позже. В 1830-е годы тульский мастер Иван Сизов, побывав на новгородской ярмарке, привёз в родной город одну из первых гармоней. Его настолько поразил издаваемый ею глубокий звук, что мастер решил разобраться, в чём же секрет. Вернувшись в Тулу, стал разбираться в устройстве и понял, что ему не требуется особых усилий, чтобы смастерить нечто подобное. Что он и сделал. Вскоре было организовано массовое производство гармоней, и они начали проникать во все губернии России. Так гармонь стала не­официальным символом Тулы, известным далеко за пределами города.

Правда, инструмент немного изменили – он остался диатоническим, но планку расположили наоборот, то есть звук, который получался при растяжении мехов, теперь звучал при сжатии. Была ещё одна особенность: правая часть первых гармоней была настроена только на мажорный звукоряд (отсюда – связь с частушками, которая крепка до сих пор). Вид корпуса, расположение клавиш, строй, тон, диапазон менялись в зависимости от региона. Каждый мастер стремился внести свою лепту, но основной принцип извлечения звука уже не менялся.

Юлия Скопич

Целиком статью читайте в журнале «Чудеса и приключения» №6/2020