Лет двадцать тому назад известная наша писательница-теософистка Е.П. Блаватская, находясь однажды у своих знакомых в Лондоне, с большим интересом рассматривала полученные хозяйкою дома от своего родственника, лорда Витворда, разные египетские древности.

Вдруг она заявила, что чувствует присутствие каких-то вредных, «злых флюидов», и, увидев стоявший на столе ящик с мумией, убедительно стала просить хозяйку дома отослать куда-нибудь этот ящик, так как он должен явиться источником всевозможных бедствий…

Над «флюидами» Блаватской весело посмеялись – и мумия осталась в доме.

Прошло много лет... Пытливый ум Е.П. Блаватской нашёл своё вечное упокоение, а злая мумия оказалась помещённой в первой египетской комнате Британского музея.

И вот теперь из тёмного угла этой комнаты на посетителя смотрит раскрашенное изображение неизвестной жрицы, умершей в Фивах три с половиною тысячи лет назад. Её тонкие длинные руки скрещены на груди, а большие тёмные глаза загадочно и строго глядят вперёд.

Изображение это – превосходный образец работы египтян времён XVIII династии.

Безучастно, казалось, должно было бы относиться это бездушное деревянное изображение к совершенно чуждой ему современной жизни – а между тем оно, словно живое, затаив в себе бе­зумную жажду мщения, безжалостно губит всех, кого столкнёт случайно с ним судьба.

Госпожа Сент-Гилль, действительный член Британского археологического общества, в своём недавнем сообщении на собрании общества поделилась теми сведениями, которые ей удалось собрать об этой действительно заклятой и зловещей мумии.

И сведения эти чрезвычайно интересны…

Почти за 1600 лет до Рождества Христова умерла в Фивах одна из жриц храма Аммона-Ра, принадлежавшая если не к царскому, то, во всяком случае, к знатному роду.

Имя её до нас не дошло…

Без сомнения, останки её были тщательно набальзамированы и положены в деревянный ящик, на крышке которого было помещено её изображение. Ящик этот помещён был затем в определённом, тщательно скрытом месте, где погребались обыкновенно жрецы и жрицы древнеегипетского храма бога Аммона-Ра.

Много столетий покоилась мумия жрицы, ожидая, согласно египетским верованиям, возвращения покинувшего тело духа, который снова должен был вернуть мумию к жизни.

Насилие вдруг прервало этот царственный покой: в 50-х годах прошлого столетия шайка арабов, случайно обнаружив место усыпальницы священнослужителей храма Аммона, разграбила её и унесла оттуда всё что могла…

Прошло лет десять после этого грабежа, когда английскому консулу в Луксоре донесли, что найден ящик от мумии, изображение которой, великолепно исполненное, находится на его крышке. Консул приказал доставить к себе этот ящик и предложил его группе английских туристов, случайно бывших в то время в Луксоре. Один из них, лорд Дуглас, приобрёл этот ящик, вскоре затем уступив его своему другу, лорду Витворду.

Ящик доставлен был лордом, но прибытие его сопровождалось несчастьем: один из туристов был убит шальным выстрелом какого-то негодяя. Но это было только начало бедствий: лорд Дуглас вслед за тем, неосторожно обращаясь с ружьём, настолько серьёзно ранил себя в руку, что её пришлось отнять. Третий турист, доехав до Каира, узнал, что он совершенно разорился. Та же участь постигла и лорда Витворда, который, привезя ящик в Лондон, к ужасу своему узнал, что он всё своё состояние потерял на бирже. Известие это так сильно на него повлияло, что он вскоре после этого умер, а ящик с мумией был перевезён в дом его сестры.

И вот в доме этом ночью от неизвестной причины возникает пожар, в котором едва не гибнет вся семья сестры лорда Витворда.

Но мумия (вернее, ящик от мумии) уцелела, и её перенесли в новое помещение, где её и видела Е.П. Блаватская, почувствовавшая «злые флюиды», исходившие от изображения.

По отъезде Блаватской ящик отправили к известному лондонскому фотографу для сделания снимков с изображения жрицы. Во время работы фотографу показалось, что мумия вдруг ожила; в ужасе он упал в обморок, а когда его удалось привести в чувство, то оказалось, что несчастный сошёл с ума… Вскоре за тем он умер.

Когда слух обо всех этих событиях дошёл до лорда Дугласа, купившего злосчастный ящик в Луксоре, он убедил владелицу его отправить это изображение в Британский музей.

Но и это не сошло благополучно: перевозчик, доставивший его в музей, умер на той же неделе, служитель музея, устанавливавший ящик, от несчастного случая лишился обеих ног, а консерватор этого отдела Флетчер-Робинзон, изучавший историю рокового изображения, внезапно заболел и скоропостижно умер…

Кого ждёт мщение мумии дальше?..

Такова удивительная посмертная история этой таинственной жрицы Аммона-Ра. Карает ли она за то жестокое, по египетским понятиям, бесчестие, которое нанесли ей, нарушив царственный покой её тысячелетнего сна? Священные останки её, быть может, уже погибли, ограбленные, а затем брошенные безжалостным грабителем-арабом, а само изображение выставлено напоказ чуждой ей толпе, не понимающей даже, что она совершает преступление, осматривая мумии и саркофаги, которые должны были быть навсегда сокрыты от любопытного взора непосвящённого. Такие оскорбления не прощаются, и жрица жестоко за них мстит.

Таковы факты…

Но можем ли мы, в наш практический и материальный XX век, допустить возможность мщения или кары со стороны изображения какой-то жрицы, нарисованного на крышке деревянного ящика? Ни наука, ни здравый смысл современного человека не могут допустить чего-либо подобного. Или это всё случайности?..

И не одна только эта мумия обладает такими удивительными свойствами. Крайне любопытна в этом отношении трагическая участь известного лондонского коллекционера и любителя древностей, эсквайра Герберта Ингрема.

Когда снаряжалась экспедиция на помощь генералу Гордону, он на собственный счёт принял в ней участие, предполагая попутно пополнить свои коллекции. Ему удалось купить превосходную мумию жреца, заключённую в ярко раскрашенном ящике, на крышке которого находилось изображение покойного, окружённое надписями, фигурами и разными узорами.

Мумия была отправлена в Лондон, где она находится и посейчас в одной из зал Британского музея.

Вскоре по отправке мумии Ингрем принял участие в охоте на диких слонов. Она оказалась роковой для Ингрема: одно из животных бросилось на эсквайра, и, прежде чем он мог что-либо сделать, слон схватил его хоботом, бросил на землю и стал топтать своими ужасными ногами.

Ярость животного была так велика, что оно несколько дней не подпускало никого к убитому, пока само не было застрелено прибывшими друзьями покойного. Жалкие останки Ингрема временно зарыли в ближайшем высохшем русле реки.

Когда через некоторое время особая экспедиция явилась за телом несчастного, она не нашла могилы: высохшее русло реки было снова полно воды, и лишь с большим трудом удалось найти часть ноги Ингрема, которую с военными почестями и предали земле в Адене.

Между тем египтологам Британского музея удалось разобрать надпись на крышке мумии – и каков был ужас родных Ингрема, когда оказалось, что мумия грозила жестоким мщением тому, кто потревожит покой почившего жреца! «Тот лишится достойного погребения, – гласила надпись. – Он умрёт насильственною смертью, и тело его будет унесено внезапным порывом воды в море…»

Но не только мумии обладают такими зловещими свойствами. В том же Британском музее имеется небольшой серебряный идол Будды. Если посетитель вдруг заметит, что взгляд этого идола обращён на него и следит за ним, то это признаётся верным признаком близкой смертельной опасности. Факт этот проверен был неоднократно.

В бытность австрийской императрицы Елизаветы (супруги императора Франца-Иосифа) в Лондоне она в присутствии администрации осматривала Британский музей; приблизившись к идолу Будды, тайну которого она не знала, императрица вдруг вскрикнула: «Как он злобно смотрит мне прямо в глаза!» – и отошла от идола. Администраторы музея в ужасе переглянулись между собою, а через две недели императрица Елизавета была убита анархистом в Женеве…

В Париже, в музее Клюни, среди разных орудий пыток имеется железное кольцо с кривыми шпагами, так называемый «пояс испытаний». Этим поясом в начале XI века граф Амброадер замучил свою жену, заподозрив её в измене, факт которой, однако, потом удалось опровергнуть.

С тех пор как пояс этот в музее, посетителям его иногда казалось, что на загнутых остриях пояса появлялись капли крови, стекавшие с него на пол.

Затем все, кому это казалось, вскоре после того видели, как из тёмной ниши бесшумно выходил высокий старик в чёрном одеянии, протягивая вперёд окровавленные руки, грозил ими кому-то, а затем бесследно исчезал… И все, кому приходилось это видеть, в скором времени после того подвергались насильственной смерти…

Несчастный художник Стенэль, дело об убийстве которого прогремело на всю Европу, за несколько дней перед своею смертью посетил музей Клюни и видел кровь на роковом поясе, а вслед за тем был смертельно напуган появлением старика с окровавленными руками… Говорят, что привезённые из китайского похода бронзовые изображения буддийских идолов, похищенные из китайских кумирен и храмов, также приносят несчастье. Мне неоднократно представлялась возможность приобрести один или несколько из них, но я всегда упорно от этого отказывался.

Очерк барона П.П. фон Винклера

Журнал «Природа и люди», № 14/1911