shutterstock_57525763Приёмная была небольшой и плохо освещённой. В ней не было окон, а настенные обои, украшенные непонятными знаками и кабалистическими аббревиатурами, создавали странную тяжёлую атмосферу, склонявшую к молчанию и размышлениям.

Подобная обстановка подчёркивалась желтоватым рассеянным светом и запахом ладана, очень сильным, но не одуряющим. Тихая музыка лилась из маленьких колонок, укрытых за фикусами, размещёнными с обеих сторон от четырёх ивовых кресел, стоявших по периметру помещения. Посреди очерченного креслами круга стоял низкий стол, на котором лежало несколько специальных журналов: «Обратная сторона», «Завтра», «Магический разум», «Почему?»…

Заскрипел паркет. Старинная позолоченная ручка, стёртая от многочисленных прикосновений рук, медленно повернулась, и дверь со скрежетом приоткрылась.

– Вы Ромео и Джульетта?

– Да… А вы Жан-Патрик?

– Совершенно верно… Ясновидец, который видит за вас и чувствует вместе с вами! Не желаете ли войти…

Жан-Патрик был одет в длинную робу индийских оттенков, череп его был гладко выбрит, а большие тёмные глаза, казалось, пытались проникнуть в самую глубину души посетителей. Большой позолоченный медальон в виде солнца, висевший у него на шее на массивной цепочке, отливал тысячами огней.

Он слегка поклонился и приветливым жестом пригласил их войти в кабинет. Паркет зловеще заскрипел. Кабинет производил более таинственное впечатление, чем приёмная. Обстановка там была ещё более расслабляющей: лилась всё такая же тихая музыка, но обои были пожизнерадостнее, а через распахнутое наружу окно шли лучи солнца, пробивавшиеся через занавеску, на которой были изображены Солнечная система и основные планеты…

Жан-Патрик указал им на два кресла, обтянутых красным бархатом и стоящих напротив стола из тёмного дуба, на котором размещались миниатюрная астролябия и старая подзорная труба… декорации.

– Пожалуйста!

Ромео и Джульетта осторожно сели в удобные кресла.

За креслом Жана-Патрика располагался небольшой комод, на котором горели три пахнущие ладаном свечи; над ним на стене висел портрет пожилого человека, сидящего в позе лотоса перед храмом. Возможно, это был сувенир из его последнего путешествия.

Жан-Патрик лёгким движением руки призвал их говорить.

Ромео и Джульетта обменялись вопросительными взглядами, затем повернулись к Жану-Патрику, и Джульетта неуверенным голосом начала:

– Понимаете, дело в том… Мы сейчас находимся в непростом положении, мы вместе уже десять лет, и сейчас нам кажется, что всё уже не так, как было раньше, что мы уже всё знаем друг о друге, что мы, можно сказать, наскучили друг другу… Мы всё чаще и чаще сталкиваемся по пустякам… Это стало просто невыносимым…

– Работа?

– Нет, нет, тут всё нормально у обоих! Мы неплохо зарабатываем, проблема не в этом.

– Дети?

– Да, у нас есть сын Кевин, ему девять лет… Он немного упрям, но в целом всё хорошо…

– Любовь?

– Могло бы быть и лучше!

– Секс?

– Обычная рутина… Но желание ушло…

– Чем я могу вам помочь?

– Мы хотим знать, что нас ждёт. Мы всё испробовали: кино, походы вдвоём в рестораны, выходные на берегу моря, путешествия по Средиземноморью... Всё, что могло бы нас развеять и вернуть былое согласие… Но скука сильнее нас… Наши отношения стали бесцветными! Ну вот, поэтому мы здесь…

– Хорошо! Я понял, я укажу вам Священный Путь и проведу вас по дороге к свету. Вы принесли вашу раннюю фотографию, как я сказал вам по телефону?

– Вот она!

– Хорошо! Возьмёмся за руки и сконцентрируемся на этом изображении, являющемся своеобразным зеркалом вашей пары. Это поможет нам высвободить позитивные ауры вашего будущего.

Руки Жана-Патрика были тёплыми и нежными. Несколько минут он делал ими какие-то движения, а затем положил их на фотографию. Он закрыл глаза… Сильно сконцентрировался… Прошла одна минута…

Тишина стала гнетущей, а атмосфера такой тяжёлой, что слышно было даже потрескивание горящих свечей… Прошло две минуты… Пять минут…

Ромео и Джульетта заёрзали на месте, начав испытывать чувство беспокойства и стеснения. Они недоумённо переглянулись… Джульетта подошла к столу… Жан-Патрик едва дышал, его глаза были закрыты, а сам он как будто ушёл глубоко в себя…

– Эй! Господин Жан-Патрик! – зашептала Джульетта.

– Ты думаешь, он спит?

– Вовсе нет!

– Да, но он не отвечает!

– Подожди, он очень сильно сконцентрировался.

– Хорошо…

Прошло ещё пять минут.

– На сей раз я сказала бы, что он спит…

Она приблизилась к Жану-Патрику… Вдруг его глаза резко открылись, и она отпрянула назад. Жан-Патрик глубоко вздохнул, а затем заговорил тихим и ослабшим голосом:

– Мое путешествие в самую глубину источников космической энергии закончено… Я внимательно изучил глубинные корни вашей пары, и ваша связь открылась мне. Хранитель Судьбы говорил со мной, и его голос был преисполнен искренней радости… Великий Повелитель скоро должен дать вам знак.

– Хорошо… но что это значит?

– Я не могу сказать вам более. Будущее неопределённо, а книга его толкований часто полна весьма туманных параграфов. Я знаю лишь, что какое-то событие очень скоро окрасит вас яркими цветами… Я вам это обещаю, ваш визит ко мне не будет напрасным, и вы обретёте то самое единение, о котором так мечтаете…

– Следует ли понимать, что вы обнадёживаете нас?

– Я чувствую, что я ваша Надежда! Вы можете быть спокойны!

И он незаметно пододвинул к ним лист бумаги, на котором были обозначены расценки за услуги…

– Спасибо, господин Жан-Патрик, вы вернули нам надежду!

Они обменялись заговорщическими взглядами и вышли, взявшись за руки. Походка их была лёгкой, а глаза светились счастливым светом…

Они сели в машину и обнялись, как в лучшие времена. Ромео, преисполненный духом обновления, вызванным закончившимся визитом к ясновидцу, тронул машину и вывел её на улицу… Оба они были погружены в свои мысли… Что должно было произойти? Какой знак судьбы?

Джульетта блаженно улыбалась, глядя через стекло… Какие-то дети выходили из школы, и она словно сливалась с их радостью, с их беззаботностью. Она вспомнила, как сама была ребёнком, любившим меняться шариками с мальчиками на пороге школы: один «агатовый» на пять «серых»!

Может быть, всё ещё только начиналось?

Ромео не заметил, как светофор переключился на красный свет, и вылетел на перекрёсток.

Автоцистерна, шедшая с правой стороны, внезапно оказалась на их пути.

Ромео попытался затормозить… Но маленькая машина была на полной скорости, и она заскользила по мокрому асфальту.

Удар был жестоким; машина влетела прямо под автоцистерну.

Помощь прибыла через несколько минут. Жандармы допрашивали шофёра, а пожарные пытались вытащить пострадавших из исковерканной машины при помощи клещей и пилы.

С большим трудом им, наконец, удалось это сделать, но тела уже были бездыханными.

– Эти двое умерли вместе и одновременно. Красивая смерть, если можно так выразиться!

– А что произошло?

– Их раздавил грузовик!

– Какой грузовик?

– С краской!

Пожарный повернулся к грузовику, на котором тысячью цветов сверкало рекламное объявление: «АВИ: краска, которая раскрашивает вашу жизнь».

Перевод с французского Сергея Нечаева

Фотография — shutterstock.com ©

 

Теги: ,