3 место Элина Кривенко, 14 лет, г. Магнитогорск, Челябинская область

 От автора:

Честно говоря, я впервые пишу от лица юноши. Обычно это либо девушка, либо автор, что позволяет читателю выбрать самому, кто ведёт с ним разговор. Но сегодня экспериментирую во всём, и поэтому отправляюсь в 2200 год – в век, когда технологии, с моей точки зрения, достигнут своего пика. Изобретения будут удивлять своей мощностью, но в тоже время гармонией и какой-то завершённостью. Одно из таких изобретений – персокомы, внешне они как люди, а главное их назначение – помогать человеку. Итак, начнём повествование…

 

Время было предвечернее. Я как всегда сидел на скамейке под раскидистой ивой – моё любимое место даже зимой. Мало кто приходил сюда, большинство отдавали предпочтение солнечным и людным местам. Никто не обращал на меня внимания, но я и не претендовал на него, даже наоборот – ведь я наблюдатель. Очень интересно наблюдать и анализировать события, развёртывающиеся перед тобой, иногда даже, казалось, специально разыгранные для тебя или для всех. Бывало, додумывал истории людей, которые привлекали моё внимание. Я не чувствую себя одиноким – меня окружает много людей, но я люблю побыть наедине с собой.

Итак, поначалу это был такой же вечер, как и все, но он изменил мою жизнь до неузнаваемости. Любуясь заходом сквозь ветви ивы, я дольше обычного задержался в сквере. Какие-то богатенькие пацаны моего возраста с девчонкой встали напротив и заговорили. По всему было видно, что они из состоятельных семей. Девочка, похоже, была персакомом.

– И всё же она у тебя просто прелесть, так что ты с ней будешь делать?

– Да выброшу, и всё тут! Она не совершенная модель.

– Неужели? Есть ещё более совершенные?

– Да. Идёт разработка персокомов с глазами цвета павлиньего хвоста. А эта меня очень раздражает. Её глаза слишком задумчивые, даже мудрые. Это так бесит. Иногда посмотришь на неё, аж в дрожь бросает. Нахмурится, и хоть стой, хоть падай. И кто создал такого ужасного персокома? Отец совершенно не разбирается в них, говорит о ней, как об удачном приобретении лишь потому, что ему она досталась как бонус в какой-то сделке, а я ведь его о другом персокоме просил.

– Ты прав что-то в ней есть такое. И где же ты её оставишь?

– А вот прямо здесь. Она – не то, что мне нужно. Ты посидишь здесь, ведь так? Ты же не ослушаешься хозяина?

– Да, хозяин, я буду ждать вас здесь.

– Ну и наивная же дурочка, не понимает, что я не вернусь. Наверное, не такая уж она и умная. Ну и ладно, уходим.

Девочка присела на скамью. Она была довольно-таки симпатичной, но каждый, взглянувший на неё, мог бы сказать, что в ней было что-то, не вписывающееся в наш современный мир – утончённость что ли, нет, скорее нежность. А в остальном вполне обыкновенная. И только, когда рядом появлялся хозяин, можно было определить, что она всего лишь отличная биомашина.

Я давно хотел себе персоком, но о таком подарке даже и не мечтал – слишком уж они были дорогими даже в наше время. Хотя сейчас это не редкость, видеть их, функционировавших вместо людей в самых различных сферах. Разрабатывались также варианты для дома и отдыха, были версии и для дружбы, только вот понятие дружбы у создателей персокомов существенно отличались от моих. А наиболее модными стали пробные вариации мутантов: персокомы с кошачьими ушами и хвостом, с необычным цветом глаз...

Моя находка казалась новейшей разработкой, но, что меня больше всего радовало, не из мутантов. Она отвернулась от прогуливающихся людей, и я увидел, как из её глаз закапали слезы. Но персокомы не плачут! Как это может быть?

– Я всего лишь игрушка в руках человечества. Они не понимают, что отец создавал живых существ, а не игрушек. Двенадцать… И каждая из нас, его любимая дочь, обладала особенностью, отличной от других. Мне он подарил чувства, как у человека. Но после его смерти эта способность доставляет мне только боль, невыносимую боль, папа! Ну, за что?! Знаю, они не вернутся, но я буду здесь сидеть и ждать хозяина, любого, лишь бы какого-нибудь, – девушка всхлипнула, вытерла слезы, но они продолжали капать.

– Не плачь, – сказал я, выйдя из моего укрытия. – Хозяин, вернее я, уже нашёл тебя. Пойдём со мной. Как тебя зовут?

– Не знаю. Меня никто не звал по имени. Я хочу пойти с тобой. Дай мне имя сам.

– Что ж, ты будешь... будешь... Шинки, подойдёт?

– Всё зависит от тебя – понравится тебе это имя, значит, меня будут звать так.

– Нет, так не пойдёт. Скажи мне свою версию и серийный номер.

– Тemarso12ое4466ор, серия 4567.

– Ты очень даже современная модель персокома, ты разумное существо, с тобой нужно считаться. Так что ты думаешь насчёт этого имени?

– Тебе, правда, интересно моё мнение?! Тогда мне оно не нравится. Придумай другое, пожалуйста.

– Мира? Как насчёт такого?

– Очень красивое имя. Оно такое мягкое, нежное, но в то же время твёрдое. Мне так не хватает этой твёрдости, я даже не могу сказать то, что чувствую. Спасибо!

«Он, правда, заботится обо мне. Имя, которое он дал мне очень напоминает мне что-то. Но что? Из-за этих пробелов в памяти я не могу вспомнить главное – из-за чего умер папа… и где мои сёстры» – подумала она.

«Мыслеслов», моё маленькое читающее мысли изобретение, сконструированное для подтверждения догадок моих наблюдений за людьми, тут же сработал. Но сразу же нажав кнопку – почему-то стало стыдно без разрешения лезть в чужую жизнь – я протянул девочке руку.

– Мне тоже нравится это имя! Давай дружить, Мира?

P.S. Человечество, горделиво стремясь к совершенству своих изобретений, забывает о самом главном: об ответственности за то, что делает. Герой моего рассказа стремится к совершенству души, поэтому он дорог мне.

Теги: