2 ноября 1917 года на Волге близ Самары, возле острова Коровий, затонула небольшая сухогрузная баржа, ведомая буксирным пароходиком «Волгарь-19» с экипажем из четырёх человек. Стремительно ушла в глубину, будто её подводное чудовище утащило. Могучий рывок срезал как ножом буксирные крепления. Никто из команды «Волгаря» не погиб, и это странное происшествие не привлекло особого внимания в те бурные времена. Но необычайные обстоятельства, сопутствовавшие этому событию, заставляют возвратиться к нему вновь. Потому что они тесно связаны с загадочной судьбой знаменитого немецкого инженера Рудольфа Дизеля и его таинственного изобретения, едва не погубившего наш мир…

Пленных не брать!

Вопреки хронологии событий начнём не с предыстории, а с того, что произошло позже. В 1918 году Самара была «оккупирована белочехами». Оба слова не случайно стоят в кавычках. Кто такие эти «белочехи» и с чего им пришло в голову штурмовать Самару? Это бывшие военнопленные чехословацкого легиона, воевавшие на стороне Австро-Венгрии. После заключения Брестского мира их отпустили на родину, морем через Владивосток. Но в России шла Гражданская война, и достичь Владивостока было не так-то просто. Имевшие только стрелковое оружие, легионеры за короткий срок захватили у большевиков бронепоезда, бронеавтомобили, артиллерию. Целью их было лишь добраться до пунктов погрузки на корабли во Владивостоке, а путь этот лежал через Самару. Вот и вся «оккупация». Но даже дата начала её сомнительна – не то пятого июня, не то восьмого. Дело в том, в фонде Самарского губкома документы за 1917-й – июль 1918-го не сохранились. Как это «не сохранились»? Испарились, что ли? Значит, кому-то было выгодно, чтобы «не сохранились»… Но нас не даты должны интересовать. Во время этой краткой «оккупации» значительные силы «белочехов» при содействии «чёрных гусар» пятого Александрийского полка охраняли остров Коровий. От кого, зачем, по чьему приказу? Дальше – больше. Перескочим через пару десятилетий к осени 1941 года. Как известно, гитлеровские войска до Самары (тогда Куйбышева) далеко не дошли. Однако в октябре 1941 на Коровьем высадился немецкий десант под командованием обер-лейтенанта Отто Гренгера. Весь он был уничтожен спецгруппой НКВД, имевшей приказ «пленных не брать». А почему не брать? Не потому ли, что на допросах они могли рассказать нечто, должное остаться тайной? И почему эти немцы высадились именно на Коровьем, когда под Самарой хватало объектов для диверсий? Чтобы прояснить эти вопросы, мы должны снова вернуться в прошлое.

Двигатель прогресса

В марте 1873 года предприниматель Роберт Нобель, младший брат «того самого» Альфреда Нобеля, короля динамитной империи и учредителя знаменитой премии, отправился на Кавказ. Он выполнял просьбу третьего брата, Людвига, который заключил контракт на изготовление винтовок. Для лож требовалось ореховое дерево, за ним Роберт на Кавказ и поехал. Дорога привела в Баку, там Нобель заболел «нефтяной лихорадкой». В 1879 году братья объединили капиталы и учредили «Акционерное товарищество Бранобель». Концерн стал известен по всей России. Ему принадлежали скважины, заводы, танкеры, баржи, трактиры, гостиницы, железные дороги. С Нобелями в стране конкурировали Ротшильды и «Стандард Ойл» Рокфеллера. Но обрусевшие шведы Нобели лучше своих западных конкурентов понимали, что доход в России напрямую зависит от добрых отношений с властью. В результате внутренний рынок России полностью оказался в руках Нобелей. После смерти Людвига руководство перешло к его сыну Эммануэлю.

Доля русской нефти на мировом рынке к концу восьмидесятых годов позапрошлого века составляла почти треть. Тогда существовало множество видов двигателей внутреннего сгорания, однако все они обладали низким КПД и были опасны в обращении. Эммануэль Нобель грезил о двигателе, работающем на сырой нефти. Немецкий инженер Рудольф Дизель создал новый тип двигателя, по так называемому циклу Карно, топливо в цилиндрах самовоспламенялось от сжатия. Нобель был уверен, что русские инженеры, отталкиваясь от идей Дизеля, способны изготовить новый мощный и экономичный мотор. Такой двигатель был нужен русскому правительству, мечтавшему об экономическом взлёте. Но в нём была кровно заинтересована и Германия, стремившаяся переориентироваться на русскую нефть и выйти из-под влияния американцев. Впоследствии это стало темой встречи Нобеля с кайзером Вильгельмом II. А в феврале 1898 года Эммануэль Нобель в берлинской гостинице «Паласт-отель» подписал с Рудольфом Дизелем договор об исключительном праве пользования патентом Дизеля на территории России. За это право Нобель, не торгуясь, выложил полмиллиона рублей золотом. В письме Дизеля к супруге есть такие слова: «Запомни сегодняшнюю дату, 16 февраля 1898 года. Это день моего союза с Нобелем, по всей видимости, рубеж событий, которые потрясут мир».

Новый двигатель стали производить в Санкт-Петербурге, на Выборгской стороне, на заводе «Людвиг Нобель». Первым крупным дизельным судном стала трехвинтовая нефтеналивная баржа «Вандал», построенная в 1903 году. Корпус был собран на Сормовском заводе. Затем его отбуксировали в Санкт-Петербург, где установили три четырёхтактных дизеля. В августе 1904 года в журнале «Русское судоходство» было опубликовано примечательное сообщение. «Товарищество братьев Нобель выстроило в нынешнюю навигацию на своём заводе железное судно наподобие баржи… на него были поставлены три машины… судно будет приводиться в движение двигателем совершенно нового образца, невиданного ещё нигде, а в особенности на Волге…» (Это «нигде, а в особенности на Волге» великолепно, не правда ли?)

После революции Нобели навсегда покинули Россию. В 1918 году Эммануэль Нобель, чудом спасшийся от Советов, продал свой бизнес рокфеллеровскому «Стандард Ойл» за смешную цену в 7 500 000 долларов. И правильно сделал, поскольку спустя неполных два года вошедшие в Баку большевики национализировали все промыслы. А Нобелевский завод превратился в «Русский дизель».

Анри Вишера

Фотография: Shutterstock.com

Продолжение в №11/2017 журнала «Чудеса и приключения», стр. 30-35

Похожие статьи:

Теги: , ,