Танакиль Леклерк. Знаменитая фотография Ирвина ПеннаНью-Йорк, отель «Уолдорф-Астория», 1946 год. Тэнни было шестнадцать, когда маэстро предложил ей станцевать маленькую партию в небольшом этюде «Возрождение» на благотворительном шоу в пользу больных полиомиелитом. Персонифицированный образ этого страшного заболевания, от которого гибли тысячи детей в Европе, США и в других странах, танцевал сам Баланчин, а Танакиль, маленькая Тэнни, выступала в роли его жертвы, которую сковал паралич — самое распространённое последствие перенесённой тяжёлой формы полиомиелита. Тогда никто не мог представить, что этот коротенький эпизод станет роковым предзнаменованием грядущей катастрофы, перечеркнувшей судьбы прекрасной ученицы и её учителя.

С пластырем на носу

Дочь француза и американки родилась в Париже в 1929 году. Новорождённая была названа отцом в честь легендарной этрусской царицы Танакиль — спутницы Тарквиния Приска, правителя Древнего Рима, которая вошла в историю благодаря своей решительности, мудрости и силе духа — истинно античным добродетелям.

Балет вошёл в детство Танакиль рано, когда семья из Парижа перебралась в Нью-Йорк. Как писали потом критики, в её танце соединились французская элегантность и шик с американской энергетикой и ритмом. Но школа была русской. Девочка начала заниматься у Михаила Мордкина. Прославленный характерный танцовщик, участник первого «Русского сезона», основатель собственной успешной труппы, выступавшей вместе с Анной Павловой по всему миру, с 1924 года обосновался в США и открыл балетную школу в Большом Яблоке — танцевальном центре Нового Света. Немеркнущая слава русского балета действовала лучше любой рекламы: вместе с учениками вскоре появились и труппа, и успешные постановки — Mordkin Ballet стоял у истоков ставшей впоследствии одной из самых блистательных танцевальных компаний American Ballet Theatre.

Танакиль ЛеклеркДевочка была, несомненно, одарена физически: необыкновенная гибкость, грациозность, удлинённость пропорций, одухотворённое лицо с тонкими чертами. Удивительная эластичность её мышц поражала многих. Одна из балерин рассказывала, как, зайдя в балетный класс, она обнаружила там Танакиль с пластырем на носу. Когда девочку спросили, что же случилось, она ответила, что на занятиях слишком высоко забросила свою ногу — буквально до носа!

Танакиль обладала редкой внешностью, очень индивидуальной красотой — не американского типа, скорее нечто французское, изысканное сквозило во всём её облике, придавая ему незабываемую остроту и загадочность. В двенадцать лет она получила стипендию от Школы американского балета — своеобразный пропуск в мир балетного театра Нового Света, постепенно достигавшего мирового уровня. Собственно, традиций классического балета в Америке не существовало. Но талантливые и даже гениальные продолжатели русской традиции, эмигрировавшие из революционной России и СССР, успешно насаждали чужеродное искусство на континенте, чьей подлинной стихией был «свободный танец» Айседоры Дункан. Заковать в жёсткие рамки классического экзерсиса свободолюбивых потомков первых переселенцев-пионеров, атаковавших Запад «подобно бизонам», было не так-то легко. Но блестящему выпускнику Петроградского балетного училища, танцовщику Мариинского театра и хореографу Сергея Дягилева Джорджу Баланчину удалось приручить самых непокорных и создать свою, американскую школу балета.

Продолжение читайте в №6 (2012) журнала «Тайны и преступления».
Похожие статьи:

Теги: , ,