Американские зоологи Марк и Делия Оуэнсы о том, как они жили рядом с львиным семейством там, где звери «наименее испорчены цивилизацией», – в пустыне Калахари

У каждого свои странности

«Мой лёгкий предутренний сон нарушила чья-то сытая отрыжка, – рассказывает Марк Оуэнс. – Я приподнял голову и невольно затаил дыхание. Футах в пяти от моих пяток стояла огромная львица. Она не сводила с меня янтарных глаз, а чёрная кисточка её хвоста нервно мела песок. Гостья была так близко, что я видел капельки росы на усах. Львица царственно проследовала мимо наших спальных мешков и улеглась под кустами всего в трёх ярдах от «лендровера».

Тут жена осторожно потянула меня за руку. Я повернул голову. В нескольких метрах лежала вторая львица, чуть в сторонке третья, за ней четвёртая. Словом, вокруг нас собрался весь Голубой прайд, поскольку из-за «лендровера» доносился могучий храп остальных пяти его членов. Что ж, мы могли гордиться: прайд считает нас своими!

…Столь необычное дружеское доверие между львами и нами, людьми, возникло далеко не сразу. Первый шаг к нему мы сделали, когда четыре дня без дорог и карты пробирались по песчаным холмам Центральной Калахари на старом «лендровере». Утром пятого дня перед нами открылась огромная долина, где паслись стада копытных. Значит, здесь должны водиться и львы. Оставалось лишь найти их и заняться изучением царя зверей в повседневной жизни».

А ведут себя звери по-разному. Когда Голубая, самая сильная и молодая львица, принялась жевать шины у «лендровера», супругам это показалось забавным. Поначалу. Но после того как Марку пришлось раз пять латать камеры, а Голубая не унималась, Оуэнсы предложили ей старую шину. И тут выяснилось, что львица согласна жевать её только в том случае, если шину надевали на запасное колесо.

Другая подопечная, Сесси, подруга Голубой, решила, что стоящая в траве машина – идеальное средство для отработки навыков охоты. Она могла часами подкрадываться к ней, чтобы в конце концов прыгнуть на «дичь» и ударом лапы «прикончить» её, причём каждый раз целилась в бампер или задние фары.

Зоологам пришлось проявить завидное терпение, чтобы войти в доверие к хозяевам пустыни.

Хирург поневоле

В то утро, выбравшись из спального мешка первой, Делия заметила ярдах в трёхстах льва, тащившего выбеленный солнцем скелет сернобыка. В бинокль разглядели, что хищник был до предела худ. «Живые мощи», – пробормотал Марк. Обычно львы оставляют без внимания голые кости, но этот, видимо, дошёл до точки, раз польстился на них.

Марк и Делия Оуэнсы

Зоологи сели в машину и медленно направились навстречу незнакомцу. «Да ведь это же пропавший Бородач!» – вырвалось у Марка. Действительно, это был старый лев из Голубого прайда, который исчез с месяц назад. Но в каком жалком состоянии он находился! Рёбра выпирали наружу, а кожа свисала с них, как с разорванного барабана. Морда, шея и лопатки были утыканы иглами дикобраза, очевидно, причинявшими несчастному немалую боль. Добравшись до деревьев, лев тяжело рухнул на песок.

«Марк выстрелил шприцем со снотворным, которое подействовало молниеносно. После этого приступили к осмотру, попутно удаляя застрявшие в шкуре колючки. Стало темнеть, а Марк никак не мог вытащить обломок особенно толстой иглы, торчавший под коленом на задней правой лапе. Он пробовал подцепить его кусачками, но слишком короткий конец каждый раз выскальзывал», – рассказывает Делия.

В конце концов супруги разглядели, что это не колючка, а кость: Бородач ухитрился повредить ногу. Травма была слишком тяжёлой, но Марк всё же решил попытаться спасти пациента. Он собрал подходящие «хирургические инструменты» – кусок ножовки, бритву, щётку для чистки раны, иглу и толстую леску – и приступил к операции. А напоследок ввёл льву большую дозу антибиотиков.

Сергей Барсов

Фотография — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в февральском (№02, 2014) номере журнала «Чудеса и приключения»

Похожие статьи:

Теги: , , , ,