…Белоснежная яхта, с которой я готовлюсь уйти под воду, тихо покачивается в зелёных волнах Красного моря. Вдали синеют горы Аравийской пустыни, а рядом загадочно светятся коралловые рифы. Лёгкий мандраж перед спуском – что же сегодня готовят мне таинственные глубины? Последний раз вентилирую лёгкие и с плеском ухожу под воду.

Из мерцающей мглы выплывает причудливый лес разноцветных кораллов, дрожащих в неверном свете солнечных столбов, а между ними деловито снуют рыбы. И какие рыбы! Красные, жёлтые, розовые, чёрные, в полоску продольную, в полоску поперечную! И после этого будут говорить, что в процессе эволюции у живых существ выработалась окраска, маскирующая их на окружающем фоне?!

Спускаюсь ниже и у самого дна замечаю какое-то шевеление. Нечто бесформенное, пятнистое, усеянное бородавками и наростами, смотрит на меня неподвижными глазами. С трудом узнаю бородавчатку (Synanceia verrucosa) – придонного хищника. Больше похожая на камень или кораллы, она сидит в засаде – ждёт свою жертву. Только глаза да приоткрытый рот выдают, что это живое существо. Несколько похожа на неё скорпена (Scorpaenopsis oxycephala), только у неё радужно раскрашены плавники. Зебра-крылатка (Pterois volitans), вся полосатая, распушённая и расфуфыренная, как волшебный цветок колышется в гуще коралловых ветвей.

Вот рядом с огромной раковиной тридакной зашевелились кораллы, и взгляд выхватил нечто фиолетовое, цвета полипов. Осьминог! Сжимая и распрямляя щупальца, он перебрался чуть в сторону и тут же стал буро-сиреневым, а потом голубым. Вот они, чудеса маскировки, позволяющие обитателям моря на какое-то время стать невидимыми и несъедобными.

И не только моря. Многие живые существа в природе научились менять образ, становиться похожими на нечто явно несъедобное – кораллы, кусочек помёта, камешек, раковину, листик, веточку, колючку. Но и этого им показалось мало. Они принимают вид опасных созданий, которых избегают даже хищники, или, наоборот, тех, чьё появление желанно для многих. В этой «игре» всегда присутствуют модель, как образец для подражания, и имитатор, принимающий личину модели и несущий её образ по жизни. Имитируют не только окраску, но и особенности поведения. А многие пошли ещё дальше: стали изменяться и морфологически!

Внешнее сходство с предметами окружающей неживой среды, с растениями развито у многих обитателей природы. Вспомните палочника, богомола. А какие яйца откладывает кулик-сорока! По форме и окраске это же галька!

Лучше не соваться

Учёные различают три формы мимикрии – бейтсовскую, мюллеровскую и агрессивную. Первая, более простая, – это когда кто-то маскируется под несъедобный или ядовитый вид, став на него похожим. Жужелицы маскируются под осу, безобидный удавчик – под змею ядовитую. Бывает, что у модели появляется масса имитаторов и каждый «кричит»: я плохой, горький, ядовитый, не ешьте меня, пожалуйста!

Вторая форма более сложная: когда несколько видов имеют сходную внешность. Жук-нарывник, клоп-солдат и божья коровка имеют на красном фоне чёрные пятна, отпугивающие хищников. Негативные рефлексы врагов на один вид автоматически распространяются и на других, похожих, и в целом – все в выигрыше.

Интересна агрессивная мимикрия. Житель коралловых рифов Тихого океана полосатый губан-чистильщик (Labroides dimidiatus) знаменит тем, что чистит от паразитов крупных рыб, с которыми у него «пакт о ненападении». Но у него появился двойник – саблезубая морская собачка (Aspidontus taeniatus). Имитируя окраску и поведение губана, она приближается к ничего не подозревающему приятелю чистильщика, быстро отхватывает у него кусок плавника и исчезает, оставляя гиганта в шоке!

Василий Климов

Фотография — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в августовском номере (№8, 2013) журнала «Чудеса и приключения»

Похожие статьи:

Теги: , ,