Россетти. Благовещение. 1849.«Я никогда прежде не обращал внимания, сколько вокруг нас серости, — жаловался в письме к издателю Гюстав Флобер, — пожалуй, только в Париже, и нигде больше, столько серых домов, серых людей, серого от отчаяния времени». Однако безнадёжная печаль и усталость от приевшегося размеренного буржуазного существования овладела тогда не только Парижем — всей Европой. И вдруг из-за Ла-Манша, с Британских островов, совершенно неожиданно подул ветер перемен, на которые уже никто не надеялся.

Возмутители спокойствия

Всё произошло сразу и бесповоротно. В 1849 году в Лондоне на свободной выставке в Гайд-парке неизвестный художник с итальянской фамилией Россетти представил картину «Благовещение». Вокруг неё сразу столпилось множество почитателей живописи. Они сразу заметили, что картина написана необычно, нетрадиционно, ярко. Вслед за Россетти ещё два художника, Миллес и Хант, его единомышленники, осмелились выставить свои работы. Они сразу дали понять, что традиционные каноны английской живописи больше не являются для них определяющими. Они возвестили начало нового искусства. Искусства прерафаэлитов.

«Возмутительно!» — так в один голос критики оценили картину Россетти «Благовещение». В пустой комнате, на узком ложе, прижавшись к стене и потупив взор, сидит юная Мария, которая предстаёт не в образе Небесной Царицы, но девушки, смущённой вестью, принесённой ей архангелом Гавриилом. А ведь мастера итальянского Возрождения изображали Мадонну как святую, не имеющую ничего общего с обыденной жизнью. Разве может Мария быть обычной, да ещё испуганной девушкой?

Такой неординарный подход соответствовал намерению прерафаэлитов писать картины правдиво, но поверг в ярость многих ценителей искусства. Самая знаменитая обличительная речь прозвучала из уст Чарльза Диккенса. «Этот странный беспорядок духа и зрения, доходя до абсурда, продолжает нарастать среди молодых художников. Публика имеет право потребовать, чтобы эти оскорбляющие глаз картины прекратили выставляться». Страстная речь весьма уважаемого писателя была опубликована в газете «Таймс» и, казалось, способна была смести с лица земли так дерзко заявивших о себе молодых художников.

Скандал вокруг прерафаэлитов достиг ушей королевы Виктории. Она потребовала, чтобы картины Миллеса и Россетти были доставлены ей во дворец. Отличавшаяся прозорливостью королева Англии, конечно, была не в восторге от того, что традиционные идеалы искусства попираются, но она прекрасно понимала: течение времени нельзя остановить. Так что, рассмотрев картины, её величество не нашла в них ничего предосудительного. Прерафаэлитам разрешили выставляться публично.

Продолжение читайте в №5 (2012) журнала «Тайны и преступления».
Похожие статьи:

Теги: ,