Взгляд художника

РАЗЯЩИЙ УДАР ПЛАКАТА

                 В начале ХХ века особое место в изобразительном искусстве занял плакат. Этому способствовали Первая мировая война и революционное движение. Плакаты играли огромную роль  в агитации и пропаганде, влияя на умы  непросвещённого и малограмотного  населения. Ещё Фридрих Энгельс писал: «Плакаты являются основным средством воздействия на пролетариат». Отражая историю страны, плакаты революционных событий 1917 […]

читать далее »

 
 

Сергей Маковский: «Отец и моё детство»

Несправедливо Его славе и гонорарам завидовали многие собратья по арт-цеху. Ещё бы, он писал портреты царя, великих князей и самых красивых женщин. Сам Третьяков хотел купить его историческое полотно «Боярский свадебный пир в XVII веке» – не хватило средств: за «Утро стрелецкой казни» Сурикова отдал 8000 рублей, а тут надо было выложить 20 000, и […]

читать далее »

 
 

Его нет, но оно существует. Ненаписанное полотно Павла Корина

В записной книжке 1917 года Павел Дмитриевич Корин впервые выразил желание написать Большую Картину. Впереди ещё пятьдесят лет жизни: мечты о картине, подготовительные работы, этюды, эскизы. Огромный холст (большего размера, чем «Явление Христа народу» Иванова) был выполнен по специальному заказу без единого шва. Но Корин к холсту так и не прикоснулся Замысел Вначале неопределённый, он […]

читать далее »

 
 

Василий Верещагин. Воспоминания Михаила Нестерова

Как-то в самом начале девятисотых годов я проездом из Киева был в Москве, повидал кого нужно, вечером сидел уже в поезде, ехал в Петербург. В купе нас было четверо Беленький крестик Рядом со мной, у двери, сидел молодой кавалергард-корнет. Напротив, у окна, – кавалергардский ротмистр. Оба такие породистые, красивые, элегантные в своих белых с красным […]

читать далее »

 
 

Василий Верещагин. Воспоминания Александра Бенуа

Самой громкой славой среди представителей «реалистического» и «обличительного» направления пользовался художник, стоявший совсем в стороне от всех кружков и партий, никогда не участвовавший на передвижных выставках, отказавшийся от каких-либо связей с художественным миром и шедший вполне самостоятельным путём. То был Василий Верещагин – самое одно время популярное во всём русском искусстве лицо – не только […]

читать далее »

 
 

Михаил Врубель: «Я Моцарт, а ты не Сальери»

Из дневников Константина Коровина: В Малороссии Полтавской губернии у Трифоновских я был в гостях, туда приехал и М.А. Врубель. Небольшого роста, худой, с лицом человека, на котором нет простоты черт народа, сдержанный, как бы спокойный — вот полный иностранец-англичанин, хорошо причёсанный, тщательно бритый, с тонкими крепкими руками У Трифоновских Пока за завтраком я обратил внимание, […]

читать далее »

 
 

Валентин Серов. Воспоминания Владимира фон Дервиза

Он был молчалив... Во время нашего первого знакомства ему было 18 или 19 лет; он был тогда юношей, небольшого роста, с чуть пробивающейся светлой бородой и усами, скромного вида, скромно одетый. Сначала он произвёл на меня впечатление замкнутого и несколько угрюмого человека. Но по мере нашего сближения всё больше узнавалось его настоящее лицо. Он был […]

читать далее »

 
 

Валентин Серов. Воспоминания Игоря Грабаря

Загадочный мир движения идей Это было в 1888 году. Для нас, тогдашних подростков, дни открытия двух единственных московских выставок того времени, Периодической и Передвижной, были настоящим праздником, счастливейшими днями в году. Бывало, идёшь на выставку, и от ожидающего тебя счастья дух захватывает. Одна мысль при этом доминировала над всеми: есть ли новый Репин? Как раз […]

читать далее »

 
 

И.С.Остроухов. Воспоминания Александра Бенуа

Купец-художник Астлаухов Уже то было любопытно, что Илья Семёнович соединял в себе личности типичного именитого купца с личностью подлинного художника-живописца. Когда-то, в восьмидесятых годах, в свои молодые годы, он явился в глазах московских любителей благодаря двум-трём пейзажам чуть ли не соперником Левитана и Серова, а его «Сиверко» до сих пор занимает вполне заслуженное положение среди […]

читать далее »

 
 

И.С.Остроухов. Воспоминания Игоря Грабаря

«Ответ необходим немедленно переведите пять тысяч» Черногубов был одним из первых, серьёзно заинтересовавшихся древнерусской иконой и оценивших её художественное значение. Тогда они невысоко расценивались на рынке. Исключение составляли только строгановские иконы, особенно подписные, за которые уже П.М. Третьяков платил десятки тысяч. Их Черногубов не мог покупать, почему ограничивался небольшими иконами новгородских писем и ранних московских. […]

читать далее »

 
 
 
 
Яндекс.Метрика