Современный мир искусства заново открывает художника, почти целый век пребывавшего в забвении

Странные сближения

В 2000 году в Париже состоялась выставка польского художника Яцека Мальчевского. Картины, датированные концом XIX – началом XX века, оказались настоящим открытием в мире европейского искусства.

Имя художника, не слишком известное в самой Польше, за её пределами почти ничего не говорило даже специалистам-искусствоведам. Несмотря на это, у полотен Мальчевского многие посетители выставки задерживались надолго. Удивительными оказались картины, но не менее удивляло, почему никто раньше не слышал об их гениальном авторе.

История полна загадок, история искусства – вдвойне. Мистика: художник, в своё время награждённый медалями на выставках в Мюнхене (1892), Берлине (1891), Париже (1900), вдруг канул в Лету. И лишь в начале XXI века искусствоведческий мир заново открыл его и торжественно поставил в один ряд с такими крупными мастерами, как Пикассо и Дали. К слову сказать, российскому зрителю произведения Мальчевского до сих пор мало известны.

Первый сюрреалист

Дошедшие до нас факты его биографии скудны. Известно, что художник родился в 1854 году в Радоме, в семье обедневших шляхтичей. До 13 лет его воспитывали родители. Особое влияние на мировоззрение талантливого мальчика оказал отец, увлекавшийся идеями польского мессианства. К тому же юноша, похоже, был потомком древнего королевского рода Пястов – в Польше и сегодня упорно говорят об этом.

Яцек закончил Краковскую академию изящных искусств и Школу изящных искусств в Париже. С 1897 года он – член Ассоциации искусств. В 1897–1900 и вновь в 1912–1921 годах – профессор Академии изящных искусств в Кракове. Но главное – он художник, творец.

В начале творческого пути Мальчевского более всего волновала трагическая судьба его родины. Это и стало темой многих его картин. Писал он и сельскую жизнь. Работы того периода выполнены в реалистической манере и имеют без труда «читаемую» социальную направленность. Затем, видимо, в поисках иных средств выражения художественный метод Мальчевского претерпевает значительные изменения. К 1890-м годам художник выработал новый стиль, в котором смело соединил вымысел с реальностью. Позже, уже в XX веке, его назовут сюрреализмом. На полотнах появились задумчивые фавны, химеры с огромными кошачьими лапами, русалки, ангелы с сильными сияющими крыльями. Полотна наполнились символами и метафорами.

Темы смерти и смысла жизни, любви и творчества предстают перед зрителем в аллегоричной, светлой по колориту, свободной живописи. Уже полностью состоявшийся к началу XX века художник смело, но при этом не без изящества ломает рамки академической живописи. Однако делал он это не так нервно и истерично, как появившееся в это время молодое поколение авангардистов и прочих революционеров от искусства.

Картинам Мальчевского, по мнению наступающего авангарда, не хватало пестроты и безумия, которые завоёвывали умы и вкусы XX века, может быть, именно поэтому его имя и теряло популярность. Как бы там ни было, художник не собирался меняться в угоду меняющемуся миру. Он продолжал творить и умер в достатке, можно сказать, счастливым: окружённый семьёй и своими картинами.

Музы на холстах

Вдохновение нельзя вызвать искусственно, им нельзя управлять, и своим творчеством Мальчевский не раз утверждал это. На некоторых его полотнах мы можем видеть и понять, к чему приводят художника страсть к повиновению или, напротив, желание властвовать над хрупкой музой. В густых красках, в мрачных тонах картины «Вдохновение художника» запечатлено отчаяние творца, его бессилие. Судя по всему, Яцек не раз переживал такие моменты. Но как-то научился ладить со своими музами и оставил после себя огромное количество полотен. Примечательно, что немалую их часть составляют автопортреты. Какие только образы он на себя не примерил! Кстати, среди прочих он предстаёт в одеждах знатной особы, чем косвенно подтверждает легенду «о королевской крови».

Одна из наиболее известных картин Мальчевского – «Меланхолия». Сам художник назвал её «Пролог. Видение». Удивительно, что всего на лишь одной картине ему удалось запечатлеть психологический портрет общества, актуальный не только для начала XX века. Молодое поколение в яростной борьбе вонзает копья в спину старшего поколения, которое уже не так увлечено борьбой, но всё же сжимает в руках оружие и само безжалостно напирает на тех, что уже состарились. Среди них – кто-то уснул на ходу, кто-то бросил секиры и если и движется, то скорее по инерции. А некоторые так и вовсе прислонились к подоконнику. Вихрь борьбы замкнут в пространстве комнаты – мастерской. За что воюют эти люди? Не сразу можно заметить фигурку художника, задумавшегося перед мольбертом. Облокотившаяся на подоконник открытого окна женщина в чёрном, меланхолично уставившаяся вдаль и повернувшаяся к бесплодной борьбе спиной, — уже не здесь. Впрочем, до неё и вовсе никому нет дела. Кто она? Меланхолия? Забытая муза? Тоскливая Жизнь? Или сама Смерть возьмёт и повернётся сейчас страшной сутью своей к одержимым и всё забывшим в упоении боя? До сих пор этот меланхолический образ однозначно не интерпретирован. Одни полагают, что это образ Польши, ожидающей свободы и счастья, другие – что это Любовь, отвернувшаяся от тех, кто посвящает себя бессмысленной и бесплодной борьбе.

Искусствоведы обнаружили и ещё одну загадку в творчестве Мальчевского: некоторые его работы по какой-то необъяснимой причине воспринимаются... как иллюстрации к роману Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». Но он ведь не читал романа...

Сергей Смертин

Похожие статьи:

Теги: , , ,