Современный "Глобус" - реконструкция театра елизаветинской эпохи«Весь мир — театр. В нём женщины, мужчины — все актёры». Ну да, скажете вы, это известная мысль принадлежит Шекспиру. Вернее, Жаку — герою его комедии «Как вам это понравится» (акт II, сцена VI). Однако Жак не оригинален, он только повторил мысль Петрония: «Totus mundus agit histrionem». Да-да, весь мир занимается лицедейством. И если раньше под этим подразумевалось умение представлять себя совсем не тем, чем являешься в действительности, и плести хитроумные интриги, достигая тайной цели, то теперь это искусство называется социальным проектированием. Почувствуйте разницу.

Скандал в Большом театре

Что театр... Во всех театрах мира всегда на премьерах часть публики кричала и кричит «Бу!», другая — бисирует. Одни от чистого сердца, другие за деньги. Клакёры — это профессия, и занимаются ею люди, готовые как вознести, так и провалить артиста, режиссёра, спектакль.

В Советском Союзе такие специалисты тоже были, в театре, правда, «Бу!», не орали. Но, если надо было организовать травлю или просто поставить художника на место, в дело вступали критики — клакёры идеологического фронта и понятно разъясняли, что у вас, товарищ, «сумбур вместо музыки». Травили по-простому и изощрённо с позиций мировой значимости. Ведь реализуемый и в жизни, и в искусстве проект был глобален. Тогда даже талантливым мыслителям он не казался утопичным. «В плане будущего, — писал, к примеру, в те годы выдающийся советской психолог Л.С. Выготский, — несомненно лежит не только переустройство всего человечества на новых началах, не только овладение социальными и хозяйственными процессами, но и «переплавка» человека».

С тех пор человека переплавить отчаялись, коммунистический проект признали утопичным, с Советским Союзом покончили, но переустройство всего человечества продолжается с азартом. Только Россия в нём участвует как бы, и лишь потому, что у неё от Советского Союза осталась заветная кнопка от атомного чемоданчика. А так... «Ваш номер восемь — вас потом спросим». Не входим мы в «золотой миллиард». А хочется. Ну, пусть хотя бы не все 150 миллионов, а избранные. Миллиардеры. Кто сказал, что у нас в стране нет национальной идеи? Она есть: даёшь бабло! И ведь пока одни на ТВ играли в игру «Как стать миллионером», другие стали ими, преуспели, если судить по списку Форбса и по количеству русских, проживающих, например, в своих апартаментах в Туманном Альбионе, откуда нашего премьера теперь на три буквы посылают.

Премьера оперы "Руслан и Людмила" в Большом театре. Сцена из спектакляА то скучно было. Разве что Большой театр после реставрации открыли. Видели бы вы, какие кареты туда на премьеру съезжались! Какие важные лица! Какие бриллианты сверкали! Большой театр -бренд России, — сказал наш президент. И разразился скандал — давали «Руслана и Людмилу» — оперу патриотичную, сказку по замыслу Пушкина. Беда, правда, в том, что из 1020 стихов либретто оперы Александру Сергеевичу принадлежат только 180. А остальные 840 появились по блату — под скрипучими перьями друзей Глинки: Кукольника, Маркевича, Ширкова и прочих неведомых теперь поэтов. Стихи их состарились, не успев родиться, и придали «Руслану» такую пафосность, что из юного романтического героя он на сцене превратился почти в былинного надутого богатыря. Оттого, быть может, некоторые зрители в Большом и попутали «Руслана» с «Иваном Сусаниным» и долго ждали, когда же грянут «Славься». Но не дождались. А поскольку постановка оказалась весьма современной и требовала даже некоторого напряжения ума, незашоренности и развитого чувства юмора, коим обладали не все, что тут началось! Как в Лондоне на футболе, орали: одни — «Бу!», «Позор!», «Хватит!», другие неистово хлопали в ладоши: «Браво!», «Браво!». Пресса сцепилась не на шутку: кто за, кто против, азартный у нас народ, и журналисты как боксёры на ринге. Блоги вскипели — мы, мол, хоть и не видели, но возмущены или в восторге.

И тут в «Московских новостях» появилась статья Юлии Бедеровой, в которой она не по-детски серьёзно проанализировала причины, вызвавшие феноменальный скандал в Большом театре. Вот её версии. «Версия номер один — Москва стихийно приобщилась к западному оперному миру, скандалящему регулярно и со вкусом. Версия номер два — клака врагов (проплаченная или идейная, возможно, изнутри театра) устроила хорошо спланированную обструкцию. Версия номер три — неожиданная. Всё самолично организовал режиссёр «Руслана» Дмитрий Черняков. Трёх версий придерживаются такие разные люди, что групповая мотивация вообще неочевидна. Принципиально то, с какой лёгкостью публика готова видеть в сложной ситуации признаки простой мизансцены и соглашается с идеей мирового заговора. Из театральных кулис выглядывает мировая закулиса. В сущности, как возможность обмана, так и готовность обманываться одинаково неприятны. И какую версию ни выбери, публика здесь в неприятном положении. Её привычная консюмеристская позиция разрушена, причём более-менее одинаковый вид имеют как потребители традиционалистского ассортимента, так и ценители прогресса. Первые просто возмущены, вторые смущаются. И те и другие — в позиции вынужденного диалога. А между тем не по лекалам сделанный спектакль вполне мог быть отчасти шуткой. Не то чтобы милой (скорее в саркастических тонах), но не лишённой трепетности интонации».

Продолжение читайте в №1 (2012) журнала «Тайны и преступления».
Похожие статьи:

Теги: , ,