Мадам Бовари. Статуэтка из фарфора«Его истерзали две женщины. Одна, выдуманная им, завладела его мыслями, другая, из плоти и крови, — его сердцем» — так написал о своём учителе Гюставе Флобере известный французский певец любви Мопассан.

Никогда!

В молодости будущий писатель сторонился женщин, хотя, как признавался впоследствии, и испытывал «любовное томление». Правда, однажды он влюбился в 28-летнюю красавицу Марию Шпезингер, жену издателя, в доме которого бывал. Но Гюстав настолько робел в её присутствии, что даже не смел подойти к ней и выражал своё чувство весьма оригинально: гладил и целовал её собаку, которую она любила ласкать.

После этого несостоявшегося романа он решил никогда не влюбляться и не жениться, чтобы посвятить всю жизнь творчеству. Вполне возможно, что 25-летний Флобер так и остался бы девственником, если бы в 1846 году в доме скульптора Прадье не познакомился с писательницей Луизой Коле. Это была крупная белокурая южанка с низким, хриплым голосом. Она приехала в Париж из Прованса, полная решимости добиться литературного успеха. Причём, как говорили те, кто хорошо знал её, на пути к славе эта Венера Провансальская не моргнув глазом сожгла бы десять домов и один храм.

Венера Провансальская

Хотя Коле была весьма заурядной поэтессой, красота и, как утверждали злые языки, не слишком строгие моральные правила помогли ей преуспеть на литературном поприще. Её стихи не раз отмечались французской Академией. Правда, она не стеснялась прибегать к помощи своих поклонников, не раз уговаривала их написать за неё стихотворение на конкурс. Однажды, когда они уже были близки с Флобером, она обратилась и к нему с такой просьбой. Решив подшутить, он подсунул ей стихотворение Альфонса Ламартина, выдав за своё, которое за подписью Коле было премировано Академией.

Луиза КолеХотя в момент знакомства Луиза была на 13 лет старше Флобера, её красота буквально ошеломила неискушённого в любовных делах начинающего писателя, и он без памяти влюбился в неё. Коле тоже не осталась равнодушной к молодому красавцу, каким был Гюстав, с его высоким лбом мыслителя, ниспадавшими до плеч светлыми локонами, густой золотистой бородкой и большими выразительными глазами, которые с обожанием смотрели на неё из-под длинных чёрных ресниц. Хотя Гюстав старался скрывать вспыхнувшее в нём чувство, его выдавал бархатный голос, который дрожал от затаённой страсти, когда он обращался к Луизе. Вскоре они стали любовниками.

«Да убьёт меня молния!»

Чувство Флобера к Луизе Коле было «бешеным, почти до потребности убить», как признавался он позднее. Из поместья в Круассе, где жил писатель, он чуть ли не каждый день шлёт ей в Париж любовные послания, в которых высокопарно пишет о своём чувстве: «Да убьёт меня молния, если я когда-нибудь забуду тебя... Я предан тебе на всю жизнь — только тебе».

Однако встречались они нечасто, обычно в Манте, на полпути между Парижем и Руаном, за что друзья прозвали их «придорожными любовниками». Дело в том, что мать Флобера строго-настрого запретила сыну принимать дома Луизу, поскольку из-за разницы в возрасте не одобряла их связь. К тому же когда возлюбленная была рядом, Гюстав просто не мог писать, и это угнетало его.

Продолжение читайте в №3 (2012) журнала «Тайны и преступления».
Похожие статьи:

Теги: , , ,