«Сами предложат и сами всё дадут»

Эта историческая встреча произошла 4 сентября 1943 года. Три митрополита Русской православной церкви, от которой, казалось, осталась только тень, были вызваны в Кремль для беседы с всесильным главой советского государства, «отцом народов» Иосифом Сталиным. И в результате этой почти двухчасовой беседы случилось невероятное: более крутой вираж в изменении политики партии по отношению к церкви трудно было себе представить.

Что же они тогда чувствовали – митрополит Ленинградский и Ладожский Алексий (Симанский), митрополит Киевский и Галицкий Николай (Ярушевич) и местоблюститель Патриаршего престола митрополит Нижегородский Сергий (Страгородский), – когда входили в кремлёвский кабинет председателя Совнаркома, грозного земного владыки, такого приветливого и благодушного в этот момент? Все они имели опыт репрессий: отсидки, ссылки, допросы и давление власти – и, наверное, готовились к любому повороту событий.

Сохранилась подробная запись этой встречи, сделанная Г.Г. Карповым, назначенным председателем Совета по делам Русской православной церкви, тут же, к величайшему удивлению всех присутствующих, организованного распоряжением Сталина.

В этой записке не скрывается благожелательность и направленность на сотрудничество, которую демонстрировал вождь, начавший встречу со слов благодарности церкви за её помощь и патриотическую позицию. Далее последовало предложение высказывать свои просьбы и пожелания.

Первым вопросом, поднятым митрополитом Сергием, был вопрос о руководстве церковью, которая «вдовствовала» почти двадцать лет после смерти Патриарха Тихона. Митрополиты держались почтительно, но с достоинством и отклонили предложение о материальной помощи в созыве Архиерейского собора.

«Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, особенно у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами всё дадут», – невольно вспоминается роман Булгакова «Мастер и Маргарита», который тогда был уже написан, но никому не известен. Так вот, слова эти принадлежат Воланду, в образе которого, по одной из версий, писатель изобразил Сталина. Что ж, вождь сам предложил и многое дал тогда церкви. Но был ли он сильнее?

Помня об исконном древнем праве и долге пастырей «печаловаться» перед власть предержащими о несчастных, митрополит Николай обратился с просьбой пересмотреть дела осуждённых священнослужителей и выпустить их из темниц. «Представьте список, мы рассмотрим», – был ответ Сталина. Митрополит Сергий также просил разрешить служить выпущенным из заключения священникам и снять с них ограничения и утеснения, связанные с паспортным режимом. И эту просьбу Сталин не оставил без внимания.

Но один эпизод беседы вождя с митрополитами дотошный полковник НКВД Карпов всё же опустил. Вот что пишет об этом протоиерей Владислав Цыпин в своей книге «История Русской православной церкви: Синодальный и новейший периоды»: «Митрополит Сергий заявил о необходимости открытия духовных школ, так как у церкви отсутствуют кадры священнослужителей. Сталин неожиданно прервал молчание. «А почему у вас нет кадров?» – спросил он, вынув изо рта трубку и в упор глядя на своих собеседников. Алексий и Николай смутились… Всем было известно, что кадры томятся в лагерях или расстреляны. Но митрополит Сергий не смутился: «Кадров у нас нет по разным причинам. Одна из них: мы готовим священника, а он становится маршалом Советского Союза». Довольная усмешка тронула уста диктатора. Он сказал: «Да, да, как же. Я семинарист. Слышал тогда и о вас». Затем он стал вспоминать семинарские годы… Сказал, что мать его до самой смерти сожалела, что он не стал священником».

Наталья Вознесенская

Продолжение читайте в июльском номере (№4, 2013) журнала «Тайны и преступления»

Похожие статьи:

Теги: , , , ,