Говорят, у истории нет сослагательного наклонения. Но это не повод, чтобы не задуматься, почему, если война с Наполеоном реально могла закончиться в конце ноября 1812 года, она продолжалась ещё шестнадцать месяцев? А ведь тогда в районе Борисова Наполеон оказался практически окружённым с трёх сторон, и шансов спастись у него не было никаких. Не зря же Карл фон Клаузевиц авторитетно заявлял: «Никогда не встречалось столь благоприятного случая, как этот, чтобы заставить капитулировать целую армию в открытом поле».

Х. В. Фабер дю Фор. Возле Ивии. 11 декабря 1812 года. Вот что представлял собою
враг возле Березина

«Странности» на Березине

К сожалению, ничего подобного не произошло. Наполеону удалось спокойно навести мосты и переправить основную часть своих войск на другой берег. И, конечно же, очень быстро был найден виновник этого серьёзного стратегического просчёта. Им стал адмирал П.В. Чичагов, хотя он, имея всего 20 000 – 30 000 человек, был единственным, кто несколько дней активно сражался с превосходящими силами противника. При этом у стоявшего чуть севернее П.Х. Витгенштейна имелось около 40 000 человек, а у М.И. Кутузова – до 50 000 воинов.

Но, как известно, в Борисове Чичагов так и не дождался ни Витгенштейна, ни Кутузова. Первый стоял по приказу Кутузова, и сам Михаил Илларионович тоже стоял, причём на весьма значительном расстоянии. И, что удивительно, он словно специально остановил свой марш и в течение нескольких дней не двигался с места, практически перестав даже координировать действия своих войск. В результате Наполеону удалось осуществить обманный манёвр против оставшегося в меньшинстве Чичагова, который был дезорганизован ложными сведениями, получаемыми из генерального штаба, и, по сути, оказался брошенным на произвол судьбы.

В конечном итоге Наполеон потерял на Березине от 25 000 до 40 000 человек (это огромные потери), а убыль русских войск составила, по разным данным, от 8000 до 14 000 – 15 000 человек. К сожалению, имея менее 30 000 под ружьём, адмирал Чичагов просто физически не мог ни остановить Наполеона на всех пунктах по течению Березины, ни противостоять ему в каком-то одном пункте.

Причины пассивности Кутузова

Чем же объясняется столь странная пассивность главнокомандующего русскими войсками Кутузова? Однозначно ответить на этот вопрос невозможно.

Одни историки считают, что у Кутузова «были довольно мрачные предчувствия». Говорят, например, что в начале января 1813 года один из близких помощников главнокомандующего записал в своём дневнике, что Михаил Илларионович на вопрос о перспективах похода в Европу ответил так: «Вернёмся с мордой в крови…»

Другие историки явно намекают на «масонский след», а вот Я.А. Гордин утверждает, что дело заключалось в том, что Кутузов «не швырялся солдатскими жизнями». Этот историк пишет, что все вокруг «требовали от Кутузова генерального сражения: догнать, разгромить и пленить Наполеона. Кутузов же этого категорически не хотел. Он считал, во-первых, что нужно «беречь русскую кровь», во-вторых, он совершенно не был уверен, что новое генеральное сражение даст желаемый результат». Более того, по мнению Гордина, заграничный поход вообще был не нужен России. «Кутузов всегда говорил о том, что его задача – изгнание Наполеона из России. Он был, безусловно, выдающимся полководцем, но он был также ещё и крупным дипломатом <…> Кутузов как геополитический мыслитель вовсе не мечтал об окончательном крушении Наполеона, он считал, что его нужно изгнать из России, но наполеоновская Франция должна существовать как противовес Англии». Кутузов якобы откровенно заявлял, что «интересы Англии не во всём отвечают интересам России».

При этом военный специалист Карл фон Клаузевиц оценивает мотивацию Михаила Илларионовича следующим образом: «Мы не станем отрицать, что личное опасение понести вновь сильное поражение от Наполеона являлось одним из главных мотивов его деятельности».

Сергей Нечаев

Продолжение читайте в ноябрьском номере (№06, 2013) журнала «Тайны и преступления»

Похожие статьи:

Теги: , , ,