Реалист или мистик?

Тургенев вошёл в литературу как реалист. Создал ряд «общественных, в прямом смысле слова, романов <…>, превративших его, – по свидетельству друга П.В. Анненкова, – в политического деятеля». Причём перо его было остро. Он не хуже Толстого или Салтыкова-Щедрина владел и искусством сатирической карикатуры. Тем более что в пору его молодости «было в моде некоторого рода предательство, состоявшее в том, что за глаза выставлялись карикатурные изображения привычек людей и способов их выражаться, что возбуждало смех и доставляло успех рассказу. Тургенев был большой мастер на такого рода представления. Никто не сердился на это злоупотребление, никто не думал о прекращении связей вследствие дошедших слухов о совершённой над ним диффамации – напротив, все старались платить тою же монетой авторам карикатур, что и объясняет большое количество анекдотов, остающихся от этой эпохи», – вспоминал тот же Анненков. Да, Тургенев дерзко рисовал современное общество и его представителей. Чего стоит, к примеру, Кукшина – злая, но точная, узнаваемая пародия на нигилисток из его романа «Отцы и дети»!

И спиритов Иван Сергеевич не жаловал, хотя и интересовался ими. Живя в Париже, вместе с Львом Толстым присутствовал в доме Трубецких в марте 1857 года на спиритическом сеансе, устроенном знаменитым английским медиумом Юмом. Спустя несколько дней в письме к Анненкову от 9 (21) марта 1857 года он весьма иронично отзывался об этом: «Был я в одном доме, где известный колдун Юм (Hume), о котором Вы, вероятно, слышали, должен был произвести свои чудеса; но ничего не вышло; только раз по моему требованию что-то у меня три раза простучало под подошвой правой ноги. Хорошенько я не понимаю, как это было сделано. Но Париж только и толкует, что о нём; в теченье одной недели он три раза был в Тюльерийском дворце – и там, говорят, происходили удивительные вещи: и стол поднимался на воздух, и какие-то руки виднелись, и гармоники играли сами, и колокольчики не падали, а волнообразно опускались на пол... Мы, грешные, ничего этого не видали». Через десять лет этот эпизод отзовётся в сатирическом описании спиритического сеанса в романе «Дым», где комично описаны попытки спирита усыпить рака: «Спирит взъерошил свои волосы, нахмурился и, приблизившись к столику, начал поводить руками по воздуху: рак топорщился, пятился и приподнимал клешни. Спирит повторил и участил свои движения: рак по-прежнему топорщился. <…> но магнетизм не действовал, рак продолжал шевелиться. Спирит объявил, что он не в ударе, и с недовольным видом отошёл от столика. Графиня принялась утешать его, уверяя, что даже с мсье Юмом случались иногда подобные неудачи... Князь Коко подтвердил её слова».

Превосходно владея реалистическим искусством романиста, сатирика и карикатуриста, за что его страстно осуждала демократически настроенная молодёжь, Тургенев не был чужд поэтике романтизма. В своих повестях, романах, стихах он часто обращался к сюжетам таинственным и необъяснимым. Мистические мотивы проходят через всё его творчество. Мы найдём их и в ранней тургеневской прозе, например, в знаменитых «Записках охотника», где художник на самом деле в гораздо большей степени занят охотой на человеческие типы и судьбы, чем чисто пейзажными зарисовками. В одном из рассказов этой книги, озаглавленном «Бежин луг», где, как заметил известный критик начала ХХ века Юлий Айхенвальд, сам ночной ландшафт дан мистически, мальчик Павел слышит голос то ли водяного, то ли утонувшего мальчика Васи – голос, предвещающий смерть. Мотив этот не становится центральным, однако повествователь не забывает сообщить под конец, что Павел хотя и не утонул, но в том же году… погиб. Возникает явственное ощущение мистической предопределённости гибели этого крестьянского мальчика. Недаром и сам Павел говорит: «Своей судьбы не минуешь».

Елена Иванова

Продолжение читайте в июльском номере (№4, 2013) журнала «Тайны и Преступления»

Похожие статьи:

Теги: , , , ,