220 лет назад, в 1793 году, в России впервые были опубликованы анекдоты о Балакиреве — полсотни забавных и поучительных историй, обессмертивших имя петровского шута. Проницательность, правдолюбие, неизменная находчивость, бесконечная доброта, редкостная смелость – не счесть всех достоинств изящного остроумца, непонятно как выживавшего при всесильном и деспотичном самодержце Петре Великом. Он был популярен даже после смерти в екатерининское – павловское время. Так, с Балакирева явно брал пример любивший подурачиться и талантливо дурачивший вельмож генералиссимус граф Суворов. О себе и своих экстравагантных выходках он говорил так: «Я бывал при дворе, но не придворным, а Эзопом, Лафонтеном — шутками и звериным языком говорил правду, подобно шуту Балакиреву, который при Петре благодетельствовал России».

Новый всплеск популярности анекдотов о Балакиреве пришёлся на 1830–1840-е годы, когда журналист и книгоиздатель Николай Полевой издал изрядно подредактированный им и обогащённый новыми сюжетами вариант этой книжки. С того времени анекдоты о петровском шуте стали излюбленным чтивом россиян – и простолюдинов, и просвещённых господ. Достаточно сказать, что в период до 1917 года они переиздавались не менее тридцати раз! Однако серьёзные историки всегда ставили под большой вопрос правдивость описанных ситуаций. Так, исследователь петровского времени, живший и работавший в XIX веке, Михаил Семевский утверждал, что «доподлинные истории» о шуте Балакиреве – не более чем выдумка издателей «площадных книжонок», а в реальной действительности ничего подобного и в помине происходить не могло.

Однако дыма без огня, как известно, не бывает. Раз такие сюжеты родились – значит, повод для них был; не случайно именно Балакирев, а не д’Акоста, и не Педрилло, и не кто-либо другой из петровских шутов послужил героем умопостроений безвестных создателей этой книги анекдотов. Притом нельзя не заметить, что абсолютное большинство сюжетов о Балакиреве неразрывны с образом его хозяина, государя всея Руси Петра Великого. Недаром известный советский историк Н.И. Павленко, анализируя идейную направленность анекдотов о царе и его шуте, подчёркивал: «Царь, общаясь с простыми людьми, проявлял о них заботу, справедливость, простоту в общении и пр. Пётр то пирует с плотниками «как старший из них без малейших чинов и не показывая вида величества», то проявляет трогательную заботу о заболевшем чахоткой сыне мастерового, присланного на поселение из Серпухова в Петербург, то оставляет без всякого наказания напившегося на Пасху до бесчувствия работника баржи». Во всех этих событиях Иван Александрович Балакирев выступает как ярый союзник царя и его единомышленник, и посредством этого сопоставления образ государя предстаёт перед современниками и потомками в наилучшем, достойном всяческого подражания и уважения виде. Очевидный пиар, как сказали бы сейчас.

И всё-таки неизбежен вопрос: почему в этих устных и письменных преданиях (а ещё при жизни Петра анекдоты о его шутах начали записывать немецкий историк и литератор Якоб Штелин, царский секретарь Нартов и курский купец И.И. Голиков) именно Балакирев оказался в роли его ближайшего наперсника? Объясняется это прежде всего тем, что реальный Иван Балакирев, как пишет историк Семевский, «умел пользоваться разными обстоятельствами, умел делаться полезным разным придворным, был действительно из шутов недюжинных». А шуты умному государю были нужны, и вот зачем. Большинство исследователей сходятся на том, что они помогали ему бороться с боярским самомнением и косностью, развенчивать предрассудки, утверждать власть Закона и Правды.

«Известны призывы царя блюсти законы, которые он называл «фортецией правды», – пишет в фундаментальном труде «Пётр Первый» историк Павленко. – Анекдоты (и прежде всего о Балакиреве. – А.П.) подчёркивают готовность царя соблюдать законы даже в тех случаях, когда он вступал в конфликт с нетитулованными подданными. Царю довелось несколько раз выслушивать упрёки гренадёра в его неправосудии, и, когда выяснилось, что суд действительно ошибся, вынеся несправедливый приговор в пользу богатого соперника, претендовавшего на имение гренадёра, велел Сенату разобраться. Оказалось, обер-секретарь Сената за взятку представил сенаторам дело в выгодном для взяткодателя свете. Справедливость восторжествовала: обер-секретарь понёс наказание, а имение досталось гренадёру…» Думается, Балакирев не случайно предстаёт в анекдотах горячим поборником справедливости, готовым ради неё пожертвовать и своим положением, и даже самой жизнью.

Продолжение читайте в январском (№1, 2013) номере журнала «Тайны и Преступления»

Похожие статьи:

Теги: , ,