В последнее время с новой силой развернулась дискуссия о происхождении российского государства, роли и этнической принадлежности варягов, прежде всего Рюрика и его братьев, которые, согласно летописным источникам, были призваны восточными славянами на княжение. Какие исторические факты скрывает это предание? Об этом журналист Александр Пронин попросил рассказать члена-корреспондента Российской академии наук Андрея Николаевича Сахарова.

И.Глазунов. Внуки Гостомысла: Рюрик, Трувор, Синеус. Центральная часть триптиха. 1986 г.

– Появление Рюрика и его братьев в северо-западных русских землях – не просто версия, а историческая реальность, в которой вряд ли могут быть какие-то сомнения. К такому выводу пришла в последнее время историческая наука – и отечественная, и зарубежная. Сведения о приходе на Русь варягов отражены во многих источниках и прочно вошли в научный оборот.

Кстати, сам факт их княжения в Новгороде и в других русских городах не является чемто необычным, экстраординарным. Во времена Средневековья практика приглашения со стороны не вовлечённых во внутренние конфликты князей с дружинами была делом обычным, традиционным. Званые гости помогали останавливать кровавые междоусобицы и примирять враждующие стороны, на приглашённых воинов часто возлагалась и защита от внешней агрессии. Надо иметь в виду и постоянные давнишние связи восточных славян (ильменских, или новгородских) с землями, которые были заселены варягами, что также подтверждает реальность пришествия Рюрика на Русь.

Наконец, давайте вспомним о человеке, благодаря которому, собственно, до нас и дошло предание о Рюрике и его роде, – о летописце Несторе. Создатель «Повести временных лет» – совершенно уникального произведения в русском летописании – был не каким-нибудь полуграмотным шарлатаном, склонным к мистификациям и фальсификациям, а исследователем исключительно добросовестным, скрупулёзным. Там, где у него появлялись сомнения в достоверности происходившего, где он чувствовал налёт легендарности, обязательно делал оговорку. Обратитесь к тексту «Повести…» и убедитесь в этом. К тому же излагаемые им сведения подтверждаются и другими данными. Всё это и даёт нам право считать созданную им летопись основным и достаточно убедительным источником по истории Древней Руси.

– Итак, по словам Нестора, в 862 году состоялось призвание варягов на новгородские земли. К нам прибыли три брата с родами своими: Рюрик, Синеус, Трувор. Рюрик сел на княжение в Новгороде Великом, Синеус – на Белоозере, Трувор – в Изборске. По смерти Синеуса и Трувора вся власть перешла к Рюрику. К какому же этносу принадлежали Рюрик и его братья? Долгое время считалось, что они были норманнами. Так ли это?

– Ни в коей мере. Этническая принадлежность Рюрика и его братьев стала предметом споров около двухсот лет назад. Между прочим, и сама версия о норманнском их происхождении появилась лишь в XVII столетии, совпав со шведским завоеванием русского Северо-Запада. Занятное совпадение, не правда ли? Оно легко объяснимо: шведам потребовалось обосновать свои притязания на исконные славянские земли, в частности приладожские – Ингерманландию. Из летописей же однозначно следует, что варяги – выходцы из южнобалтийского славянства, представители этноса, близкого к восточнославянскому, по сути родственного.

Н.Рерих. Заморские гости. 1901 г.

Если мы обратимся к труду Нестора, то увидим, что варягов он чётко отделяет от скандинавов. Среди самостоятельных этносов перечисляет такие, как урмане (норвежцы), свеи (шведы), дане (датчане), варяги. Заметьте: и речи нет ни о каком отождествлении варягов с первыми тремя этническими группами, которых Европа знала под именем викингов.

– Появилась, однако, теория, что пришедшие на Русь варяги представляли некий конгломерат искателей счастья из многих племён: и скандинавов, и балтов, и прочих. Этакий интернационал…

– Варяги действительно были «интернационалом», но славянским, достаточно однородным по своему корню (во всяком случае, в IX веке). Возможно, позднее в него добавились представители других национальностей, но ядро оставалось прежним – славянским. И Нестор указывает район расселения варягов – южное побережье Балтийского моря. Здесь, в устьях рек Лабы (Эльбы), Одры (Одера), Вислы, жили многочисленные племена южнобалтийских славян. В VIII–X веках они представляли довольно сильные племенные конфедерации, со своими князьями, дружинами, самобытной языческой религией. Это была уникальная цивилизация, во многом определявшая политический и этнический климат Южной Балтии (это часть территории современной Германии, Калининградская область и польское Поморье).

– Цивилизация, стёртая с лица земли?

– Совершенно верно. Эти славянские этносы исчезли в XI–XII веках, когда тевтоны захватывали их земли, огнём и мечом онемечивали. Кроме того, часть южнобалтийских славян поглотила польская нация. Оставшиеся мигрировали к восточным славянам, которых считали своими братьями по крови.

– А на чём основывается предположение о братских узах, соединявших варягов с нашими предками?

– На общности языка. Она стала основой тесных отношений. Не случайно Нестор говорит: славянский и русский языки суть «одно есть». Варяги же многократно упоминаются под именем Русь. Не только в наших летописях, но и в сочинениях западноевропейских, латинских хронистов упоминаются обитавшие в различных регионах Европы славянские племена, в корнях названий которых присутствует одинаковое созвучие: русичи, русины, рутены, руги… Огромный славянский мир, населявший большие территории и Восточной, и Западной Европы.

– Если пригласившие Рюрика и его родичей новгородцы (ильменские славяне) хорошо понимали их речь, знали нравы, обычаи, традиции и не считали иноплеменниками, тогда многое становится на свои места и описанные Нестором события перестают казаться фантастическими.

– Конечно. Языковое родство и другие признаки этнической близости и побудили новгородцев пригласить варягов. Это было вопросом элементарного здравого смысла, о чём нынешние защитники норманнской теории умалчивают. Вдумайтесь: кому придёт в голову звать к себе во властители чужеземцев, воинственных, жестоких и жадных (а именно такими остались викинги в памяти народов Франции, Великобритании и других европейских стран), с которыми вдобавок и объясниться-то трудно?

Это, однако, не значит, что отношения населявших русские земли народов с варягами были такими уж безоблачными. Они и воевали, и мирились, и торговали.

– Кроме родственного со славянами языка, какие ещё существуют аргументы в пользу южнобалтийского происхождения варягов?

– Их очень много. Обратимся снова к Нестору. Созданная им летопись свидетельствует, что он великолепно знал географию народов Европы. Но, последовательно перечисляя этносы и называя, кто где обитал, о поморских славянах он не обмолвился ни словом. О чём это говорит? Да всё о том же: южнобалтийские славянские племена известны были ему под именем варягов! Их место расселения он указал в районе южнобалтийского побережья.

Или вот ещё пример. Из летописи мы знаем, что в последней четверти X века, в период усобицы между сыновьями Святослава, князь Владимир бежал за море, к варягам, спасаясь от Ярополка. Давайте на миг предположим, что местом его изгнания была Скандинавия. Тогда, вернувшись с варяжской дружиной и победив около 980 года Ярополка, он, наверное, попытался бы утверждать в Киеве порядки, чем-либо напоминавшие норманнские, хотя бы отдалённо, например в области верований.

Владимир действительно проводит в жизнь религиозную реформу – я имею в виду реформу, предшествовавшую принятию христианства им и дружиной, а затем и всеми киевлянами и новгородцами. В дохристианский период, явно под влиянием впечатлений от пребывания на чужбине, он насаждал в благодарность варягам за помощь в завоевании Киева культ языческих богов, ничего общего с богами викингов не имеющих. В древнеславянских капищах нет и намёка ни на Одина, ни на Торна… Зато насаждается культ языческих богов во главе с Перуном, которому приносят человеческие жертвы, как у поморских славян – жертвы богу Световиту. Это, между прочим, главный бог южнобалтийских славян, вагров и ранов. Нельзя забывать, что именно варяжская дружина помогла Владимиру добыть престол.

Или возьмём имена. Приходится слышать утверждения, что Рюрик и прочие имена (скажем, Ивор), упомянутые в летописи и относящиеся к концу IX – началу X вв., – скандинавского происхождения. Да ничего подобного, они характерны и для поморского славянства, для балтов, пруссов…

– Кстати, о пруссах. Мог Рюрик быть прусским князем, о чём сейчас тоже говорят?

– В принципе, это не исключено. Пруссы были балтийским племенем. А балты и славяне – фактически двоюродные братья. Долгое время они представляли единую балто-славянскую общность, которая, сначала отсоединившись от германцев, в последние века первого тысячелетия сама начала разделяться. Так появились литовцы и латыши. Пруссы близки им. А проведённые недавно археологические раскопки в районе Калининграда дали новые материалы, подтверждающие тесные связи местных жителей с теми, что заселяли восточнославянские земли.

Однако есть существенное «но»: Нестор называет пруссов, считая их самостоятельным этносом. То есть с варягами он их не отождествляет. Тем не менее, даже не будучи пруссами, Рюрик и его братья могли выйти из прусской земли – археологи нашли свидетельства расселения поморских славян и на этой территории.

– Мы с вами говорим о варягах как о родичах наших предков. Но ведь известно, что Киев большой промежуток времени платил им дань, как, скажем, позднее – монголо-татарам. Выходит, вели себя поморские братья на Руси как завоеватели. Нет ли здесь противоречия со сказанным вами ранее?

– Современному человеку действительно такие отношения могут показаться странными. А в Средневековье это было нормальным делом. После того как родственник умершего Рюрика Олег (тоже варяг), опираясь на ильменских славян, кривичей, чудь и свою дружину, двинулся из Новгорода на юг и подчинил себе Смоленск, Любеч, а затем и Киев, объединив северную и южную Русь и образовав единое древнеславянское государство со столицей на Днепре, он заключил мир с варягами. И ради упрочения этого мира с 882 года выплачивал им дань: по 300 гривен ежегодно. Деньги эти должен был платить Новгород. Так Олег обезопасил границы Киевского государства на севере, развязав себе руки для более активной политики на юге. Но ведь выплату дани продолжали и его потомки, и длилось это по меньшей мере вплоть до княжения Ярослава Мудрого (1019–1054 гг.). Полтора столетия получали её варяги от Руси.

И это ещё один аргумент против попыток выдавать норманнов за варягов. В Скандинавии в ту пору просто не было целостного государственного образования, стабильно существовавшего столь длительный период. Зато многие признаки государственности наблюдаются у южнобалтийских славян.

Какой из варяжских конфедераций платил Киев дань, в летописи не уточнено. Возможно, это были вагры. Во всяком случае, историк Татищев полагал, что от них-то и произошло название варяги.

– Однако единой варяжской державы в Балтии так и не сложилось. Способны ли были в таком случае варяги принести нам государственность?

– Утверждение, что государственность появилась на Руси с приходом варягов, – абсолютно ложное. Множество фактов свидетельствует, что она сложилась задолго до их призвания, и на северо-западных территориях, где со временем возвысился Новгород, и в поднепровских землях полян с центром в Киеве. Другой вопрос – в каких формах, насколько она была развитой. Но то, что государственность существовала, – несомненно.

Вот яркий пример. Летом 860 года Константинополь подвергся масштабному нашествию восточных славян – Руси. Его результатом стал заключённый византийским императором с северными «варварами» (они названы всё тем же именем – Русь) мирный договор. Договор дружбы и любви, включавший в себя такие характерные для межгосударственных отношений той эпохи обязательства, как выплата дани, привилегии купцам, приглашение русской дружины на службу. Ну а межгосударственные отношения без государства, сами понимаете, невозможны.

Уместен здесь, конечно, вопрос: с кем же мирились византийцы? Одни историки считают, что это были черноморские славяне, возможно, киевские поляне; другие настаивают на их северном, ильменском происхождении. По моему мнению, это был мощный союз племён во главе с государственным центром в Киеве, который только и мог в ту эпоху осилить столь масштабное военно-политическое предприятие, как поход на Византию. Можно вспомнить также факт из истории дипломатии: 838–839 годами датируется посольство русов (в данном случае речь идёт именно о восточных славянах) в Константинополь и во Франкскую империю. Активная внешнеполитическая деятельность – это ли не признак государственности?

– Некоторые авторы порой высказывают мнение, что раннее государственное образование под названием Русь первоначально возникло для обеспечения стабильности восточного торгового пути. Вы согласны с этой точкой зрения?

– Лишь отчасти. Роль пути «из варяг в греки» действительно была велика и безусловно повлияла на складывание древнерусского государства. Но преувеличивать её не стоит. Государственность не возникает из торгового предприятия, это всегда результат действия многих исторических факторов – социальных, политических, экономических, культурных, этнических, религиозных… Главное же заключается в том, что у восточных славян развивалось структурированное общество, со всеми присущими ему отношениями и институтами. Это развитие и привело к появлению государства Русь. А проходивший через его земли важнейший трансъевропейский путь лишь ускорил многие процессы.

Беседовал Александр Пронин

Похожие статьи:

Теги: , , ,