Журнал «Тайны и преступления»

Василий Верещагин. Воспоминания Михаила Нестерова

Как-то в самом начале девятисотых годов я проездом из Киева был в Москве, повидал кого нужно, вечером сидел уже в поезде, ехал в Петербург. В купе нас было четверо Беленький крестик Рядом со мной, у двери, сидел молодой кавалергард-корнет. Напротив, у окна, – кавалергардский ротмистр. Оба такие породистые, красивые, элегантные в своих белых с красным […]

читать далее »

 
 

Василий Верещагин. Воспоминания Александра Бенуа

Самой громкой славой среди представителей «реалистического» и «обличительного» направления пользовался художник, стоявший совсем в стороне от всех кружков и партий, никогда не участвовавший на передвижных выставках, отказавшийся от каких-либо связей с художественным миром и шедший вполне самостоятельным путём. То был Василий Верещагин – самое одно время популярное во всём русском искусстве лицо – не только […]

читать далее »

 
 

«Неизбежное случится». Михаил Скобелев

В белой фуражке, в белоснежном мундире, на прекрасном белом скакуне, в бою впереди войска, с шашкой наголо – его окрестили «белым генералом» и сделали героем легенд. Считали – Скобелев заговорён от пуль. А он и впрямь в это верил и знал, что в белом мундире и на белом коне его всегда будут видеть солдаты. Правда, […]

читать далее »

 
 

Наполеон-парфюмер

Как известно, двести лет назад история Наполеона Бонапарта уже близилась к завершению. Но Наполеон – это не только перекроенная карта Европы и бесконечные сражения. Удивительно, но император французов имел самое прямое отношение и к появлению такого известного ныне парфюмерного средства, как одеколон Чудодейственная вода на все случаи жизни Одеколон (Eau de Cologne) с французского переводится […]

читать далее »

 
 

Михаил Врубель: «Я Моцарт, а ты не Сальери»

Из дневников Константина Коровина: В Малороссии Полтавской губернии у Трифоновских я был в гостях, туда приехал и М.А. Врубель. Небольшого роста, худой, с лицом человека, на котором нет простоты черт народа, сдержанный, как бы спокойный — вот полный иностранец-англичанин, хорошо причёсанный, тщательно бритый, с тонкими крепкими руками У Трифоновских Пока за завтраком я обратил внимание, […]

читать далее »

 
 

Смирись, кичливый ум!

В семье выдающегося историка, ректора Московского университета Сергея Михайловича Соловьёва было 12 детей, два сына прославили свою фамилию и стали властителями дум России: Всеволод – писателем, чьи романы умножали тиражи журнала «Нивы», Владимир – философом, поэтом, литературным критиком. Но так уж сложилось, братья с детства соперничали. А после смерти отца и печатного спора из-за его […]

читать далее »

 
 

Коломбина Серебряного века

В мае и июне 1910 года было трудно достать билет в парижскую Гранд Опера. Зрительский успех «Русских сезонов» Сергея Дягилева был оглушительным. Классика «белого балета» – особенно в «Жизели» – забытый на родине шедевр Жюля Перро покорил парижан. Но восхищали и свежие постановки – «Карнавал», «Шехерезада», «Жар-птица»! Автором авангардной хореографии был уже известный французской публике […]

читать далее »

 
 

«Единственный мой Грибоедов...»

Они жили в одно время, были поэтами, прославились при жизни и носили одинаковые имена. Сохранилось обращение к ним третьего поэта – узника Вильгельма Кюхельбекера: «Двум Александрам Сергеевичам. Пишу к вам обоим, чтобы сосватать вас друг к другу...» Одного из адресатов не было в живых, когда письмо было доставлено другому «Бывают странные сближенья» В очерке «Путешествие […]

читать далее »

 
 

Лауреаты журнала «Тайны и преступления» 2014 года: «Осторожно: Россия!»

Лауреатами нашего журнала в 2013 году стали Игорь Атаманенко, Ольга Ярцева, Виктория Дьякова и Сергей Нечаев. Поздравив их, мы попросили ответить на следующие вопросы: 1. Проблемы живучи. Исходя из исторического опыта, какую проблему вы считаете самой опасной для России? 2. Есть ли у вас в истории любимый герой? Игорь Атаманенко Я мечтал стать шпионом Попытался […]

читать далее »

 
 

Военные действия и игры союзников

Наполеон с остатками своей армии переправился через Рейн, а вслед за этим к Рейну подошли гнавшие его от самых границ России союзные армии. Конец был неминуем, но ещё не близок… Как император Александр утёр нос императору Францу Наступление Богемской армии было согласовано с главным штабом князя Шварценберга так, чтобы австрийские войска раньше других союзников вошли […]

читать далее »

 
 
 
 
Яндекс.Метрика