Поляк или русский?

Об этом до сих пор спорят историки. Повод для путаницы дал сам же Константин Константинович. В своих первых автобиографиях, написанных ещё в раннем возрасте, проживая на территории Польши, он указывал, что по рождению поляк, а позже, когда начал служить в русской армии, стал писаться русским. Но истина состоит в том, что он, родившийся в русских Великих Луках 21 декабря 1896 года, с полным правом мог считать себя сыном и польского, и русского, и даже белорусского народов.

Дело в том, что его отец Ксаверий Юзеф Рокоссовский, по профессии железнодорожный ревизор, был поляком, происходившим из шляхетского рода, а мать Антонина (урождённая Овсянникова) была наполовину белоруской, наполовину русской.

Когда Косте исполнилось четыре года, родители из Великих Лук переехали в предместье Варшавы – в Прагу. Однако он рано стал круглым сиротой, с 14 лет сам добывал средства к существованию, работал сначала на чулочной фабрике, а затем, высокорослый, обладавший незаурядной физической силой, стал каменотёсом в мастерской по изготовлению памятников.

Нежданно-негаданно 1 августа 1914-го началась война. А 2 августа в городок Гроец, где он тогда скромно обитал, вступил 5-й Каргопольский полк. Полковой командир полковник Артур Адольфович Шмидт собирался уже идти обедать к местному ксёндзу, любезно пригласившему офицеров на трапезу, как адъютант полка поручик Сергей Ломиковский ввёл в помещение штаба нескольких статных парней.

– Господин полковник, некоторые жители Гроеца просят зачислить их в полк.

– Зачислить в полк? – Полковник резко обернулся к вошедшим. Ближе всех к нему стоял стройный плечистый парень с русыми волосами и бездонными светлыми глазами.

– Кто по профессии? – обратился к нему полковник.

– Каменотёс, ваше высокоблагородие.

– Зовут?

– Рокоссовский Константин.

– Сколько лет?

– Скоро будет двадцать один, – соврал он.

– Ну что ж, вроде подходите. Зачислить в полк...

И Ломиковский продиктовал полковому писарю: «Крестьянин Гроецкого уезда деревни Длуговоле гмины Рыкалы Вацлав Юлианов Странкевич, зачисленный в ратники Государственного ополчения первого разряда в 1911 году, и мещанин гмины Комарово Островского уезда Константин Ксаверьевич Рокоссовский, родившийся в 1894 году, зачисляются на службу во вверенный мне полк охотниками рядового звания, коих зачислить в списки полка и на довольствие с сего числа с назначением обоих в 6-й эскадрон».

Велико же было желание Константина Рокоссовского попасть в русскую армию, если для этого ему пришлось прибавить несколько лет, как посоветовал опытный в таких делах товарищ Вацлав Странкевич.

К тому же заменил отчество: Ксаверьевич на Константинович. Причина была проста: Ксаверьевича в документах и разговорах постоянно переделывали то на Ксавельевича, то на Саверьевича, а то ещё как-нибудь.

Уже через несколько недель после поступления в Каргопольский полк молодой драгун отличился в бою с германскими частями, и вскоре ему присвоили звание ефрейтора, а затем и унтер-офицера.

Всю осень 1914 года Рокоссовский провёл с полком в боях. Он участвовал в кровопролитных сражениях Варшавско-Ивангородской операции в октябре, когда русские войска сумели отбросить рвавшегося к Варшаве противника, атаковал немецкую пехоту под Бжезинами во время Лодзинской операции, затем оказался с полком в окопах на реке Бзуре.

Эти месяцы войны стали для него и первыми месяцами напряжённой боевой учебы. Безусловно, воевать в драгунском полку было нелегко. Ведь по своему назначению драгуны издревле являлись родом конницы, обученной рубить на скаку саблей, действовать в пешем строю, наступать и обороняться цепью, метко стрелять. Константин Рокоссовский оказался способным учеником. Он сравнительно легко познавал солдатскую науку и вскоре замечательно владел и саблей, и пикой, и винтовкой.

Александр Пронин

Продолжение читайте в июльском номере (№4, 2013) журнала «Тайны и преступления»

Похожие статьи:

Теги: , ,