Убит был талантливый инженер, совсем недавно сделавший открытие, которое очень скоро, без единого выстрела и навсегда завоюет весь мир. Но кто же тогда знал об этом?

В те дни Франция жила исключительно Наполеоном, и расследованием загадочного убийства на Елисейских Полях толком заниматься не стали. Кто-то говорил, что инженера убили после ссоры, кто-то утверждал, что его ограбили, отобрав все чертежи и бумаги. А может быть, убийцами были иностранные шпионы?

Однако узнаем об убитом побольше.

Филипп Лебон родился 29 мая 1767 года в Браше, что возле Жуанвилля (Шампань). Его отец, королевский офицер ЖанФрансуа Лебон, женившись на мадемуазель Мовуазен, дочери известного адвоката, претендовал на дворянское происхождение и всегда подписывался только как Ле Бон. Человеком он был небедным и по тогдашнему обычаю дал своим детям имена, связанные с названиями его основных владений: так, его старший сын стал Ле Боном д’Эмброном, а младший – Филиппом Ле Боном д’Амберсеном (Амберсен было название маленькой фермы, затерянной где-то среди холмов Шампани).

Когда Филипп подрос, отец отправил его в Париж, чтобы он продолжил там своё образование. Закончив колледж, Филипп поехал в Шалон-сюр-Марн, где занимался рисованием в местной Школе искусств и ремёсел, а потом вновь вернулся в столицу. Там 10 апреля 1787 года его приняли в престижную Школу мостов и дорог, и он занял почётное десятое место на вступительных экзаменах. Выпускался из этой школы он уже под первым номером, получив чин майора. Это было лишь начало, блестящая прелюдия к будущим открытиям инженера-изобретателя.

А своё главное изобретение, как это обычно и бывает, Филипп Лебон сделал практически случайно.

Однажды он бросил горсть древесных опилок в стоявший на огне сосуд. Густой дым повалил из горлышка и, вспыхнув, дал яркое пламя. Так зажёгся первый, по сути дела, газовый рожок. Лебон понял, что дерево и каменный уголь под действием жары и без доступа воздуха выделяют некий светильный газ.

Дело было в Браше в 1791 году, когда Филипп гостил у своего отца. Конечно, эффект, связанный с дымом и пламенем в подобных обстоятельствах, был известен тогдашним химикам, но именно Лебон стал первым из тех, кто занялся этим серьёзно, изучив все возможные области применения данного эффекта. А это, по сути, стало революцией в индустрии освещения.

Местным крестьянам он тогда сказал:

– Друзья, наступит время, и я освещу для вас всю дорогу от Браше до Парижа.

Но те лишь пожали плечами, а про себя подумали: «Он, наверное, совсем сошёл с ума».

Свои опыты по получению светильного газа посредством сухой перегонки древесины Лебон вёл несколько лет, и 28 сентября 1799 года ему даже был выдан на этот способ патент «за новый способ более полезного использования топлива в целях освещения».

В 1800 году он создал так называемую «термолампу», работавшую на светильном газе, а на следующий год предложил первый проект газового двигателя внутреннего сгорания со сжатием смеси газа и воздуха. Двести с лишним лет назад это было чудесным открытием, которое, впрочем, не принесло изобретателю ничего, кроме проблем.

Безусловно, злоключения Филиппа Лебона были связаны с тем, что во Франции произошла революция и стране тогда было не до изобретателей. Но упрямый инженер не сдавался. Он вышел в отставку, работал в родном Браше, в Шаранте и в Париже, но на него никто не обращал внимания. В результате он практически разорился. В отчаянии он писал письма в различные министерства: «Я люблю науку и хочу быть полезным для своей родины. Мне нужно усовершенствовать кое-какие свои изобретения... Я уже научился получать из древесины специальный газ, очень чистый, и он может в течение двух часов освещать всё вокруг гораздо лучше, чем четыре или даже пять свечей».

Сергей Нечаев

Фотография — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в майском номере (№3, 2013) журнала «Тайны и преступления»

Похожие статьи:

Теги: , , ,