Для некоторых историков и писателей известный авантюрист конца XIX – начала ХХ века Манасевич-Мануйлов – это сосуд пороков. Мало кому известно, что он, выдавая себя за журналиста, на самом деле работал на царскую охранку, подвизался на поприще шпионажа, круто замешанного на распутстве. Трудно сказать, какая из этих составных была ему более по душе, но то, что он преуспел на ниве шпионажа,– вне всякого сомнения. Иван Фёдорович был одной из самых крупных голубых звёзд агентурного аппарата Третьего отделения канцелярии его императорского величества, в платёжных документах значившейся под псевдонимом Сапфир.

Н.А.Касаткин. Последний путь шпиона. 1905 г.

Не было бы счастья...

В секретном архиве Министерства внутренних дел самодержавной России сохранилось объёмистое дело коллежского асессора (чин, приравненный к воинскому званию майор) Ивана Фёдоровича Манасевича-Мануйлова. На обложке надпись: «Совершенно секретно. Выдаче в другие производства не подлежит. Хранить вечно».

Приключения и авантюры, главным фигурантом, а часто и инициатором которых был сам Манасевич-Мануйлов, начались ещё в юности. Его отец раввин Тодрес Манасевич был организатором подпольной фирмы по изготовлению и распространению фальшивых знаков почтовой оплаты. Нажив на этой афере миллионы, он в конце концов угодил на каторгу в Сибирь, где вскоре скончался, оставив круглым сиротой своего единственного сына Изю.

Трудно представить, как бы сложилась судьба юного и неискушённого отрока, не свались на него нежданное богатство сибирского купца Фёдора Мануйлова, который усыновил и воспитал малолетку. После внезапной смерти Мануйлова Изя Манасевич наследовал 200-тысячное состояние – стартовый капитал, который он умело использовал, чтобы совершить путь наверх.

Окончив омское реальное училище, он переехал в Санкт-Петербург, где незамедлительно принял лютеранство, избрал для себя вольную профессию журналиста и превратился в Ивана Фёдоровича Манасевича-Мануйлова. Ирония судьбы! Вчерашний иудей стал сотрудником славящегося своим антисемитизмом журнала «Новое время».

Красивый пухлый юноша обратил на себя внимание известных светских гомосексуалистов. Его осыпали подарками и деньгами, возили по шантанам и вертепам, у него рано развилась страсть к роскоши, кутежам и мотовству. Вскоре он вступил в «Голубой клуб» Северной столицы и с помощью гомосексуалистов, приближённых ко двору его императорского величества, поступил на государеву службу в «Императорское человеколюбивое общество», получив чин коллежского асессора.

В личном деле агента Сапфира находится меморандум, в котором отражены черты его характера и деловые качества: «Манасевич-Мануйлов – экстравертированная личность сангвинического темперамента. Обладает незаурядными умственными способностями с развитым логическим мышлением. Быстро схватывает и понимает новое. Образованный, эрудированный, начитанный. Свободно владеет немецким и французским языками. Исключительно доминантный и властный человек с ярко выраженными лидерскими наклонностями. Весёлый, жизнерадостный. Самоуверенный и самонадеянный. Эгоцентричный и капризный до эгоизма. Легко нарушает правила общественной морали и бравирует этим. Из принципа никогда не говорит правды.

Склонен к лицедейству и перевоплощению. Умеет использовать актёрское мастерство во вред окружающим. В аргументации убедителен, красноречив, способен навязать оппоненту свою точку зрения.

В поведении присутствует безусловная ориентация на успех, в выборе средств его достижения неразборчив и вероломен.

В секретной работе надёжен и аккуратен, весьма предприимчив. Может быть использован в качестве агента-вербовщика».

Сапфир становится Везунчиком

По указанию руководства Охранного отделения Сапфир покинул «Императорское человеколюбивое общество», поступил на службу в Министерство внутренних дел и был откомандирован на учёбу в департамент духовных дел иностранных вероисповеданий. На что агент ответил, как и подобает примерному адепту: «Приемлю. Благодарю. И нимало вопреки глаголю».

И вновь каприз судьбы! Манасевич-Мануйлов, приверженец иудаизма, вопреки логике, в январе 1901 года направлен в Ватикан, где становится защитником православных интересов при главе католической церкви. Вот уж где ему удалось ухватить Бога за бороду! Там, в центре католицизма, участвуя в решении конфессиональных проблем, он попутно развил бурную шпионскую деятельность. Внедрился в редакцию газеты Avanti! – орган социалистической партии Италии, – завербовав массу журналистов в качестве секретных агентов. Одним из агентов влияния, состоявшим у него на связи, был не кто иной, как главный редактор Avanti! Бенито Муссолини, будущий диктатор Италии, уже тогда подписывавший свои донесения псевдонимом Дуче (вождь,предводитель).

«Товарищи по оружию» называли Мануйлова Везунчиком. Однако руководство Охранного отделения не разделяло эти взгляды, считая Сапфира исключительно работоспособным, а потому плодовитым агентом-вербовщиком. Деятельность Манасевича-Мануйлова в Ватикане была высоко оценена, о чём свидетельствуют полученные им награды: орден Льва и Солнца и орден Св. Изабеллы.

Прощай, Ватикан!

Оскар Уайльд прозорливо заметил: «Чтобы удержаться в великосветском обществе, надо либо кормить, либо развлекать, либо возмущать людей».

Манасевичу-Мануйлову с его безграничным тщеславием и высокомерием пришлась по душе последняя установка – возмущать. Целый шлейф скандалов следовал за Сапфиром в Ватикане. И как результат – 4 сентября 1901 г. в Санкт-Петербург поступило агентурное сообщение о том, что «...на собрании русских и польских социал-демократов решено сделать российскому дипломатическому представителю при Римской курии Манасевичу-Мануйлову, гомосексуалисту, шпиону и начальнику заграничной политической агентуры, публичный скандал в пределах всей Западной Европы, выпустив для этого особую книгу о его похождениях...»

И такая книга под громким названием «Русский Рокамболь» вскоре вышла. В ней весьма красочно были расписаны «подвиги» Манасевича-Мануйлова на ниве шпионажа и бытового беспутства. Особо была подчёркнута его страсть к стяжательству и мздоимству: он часто задерживал платежи агентам, пуская в оборот предназначавшиеся им деньги, и просто обсчитывал их. Обманутые устраивали скандалы, обивали пороги российского посольства и консульства и даже поколачивали своего оператора на явочных квартирах, но... Иван Фёдорович был неисправим, провозгласив: «Каждый отрабатывает задание в меру персональных способностей и личной подлости… Мне решительно наплевать, стану ли я миллионером. Главное – жить как миллионер!»

Руководство Охранного отделения, которое весьма высоко ценило сноровку Сапфира в качестве секретного сотрудника, считая, что он один из немногих, кто умеет из «пронырливого браконьера сделать отличного егеря», вынуждено было перевести его из Ватикана во Францию. Там он принял от генерала Петра Рачковского парижскую резидентуру царской охранки.

В Париже Манасевич-Мануйлов превратился в настоящего «охотника за головами», но, как и полагается по должности шпиону, прятался под маской человека с десятком лиц: распутник, повеса, игрок, скандалист, бонвиван, интриган, чревоугодник. Успешно играя на «чужом поле», он возглавил созданную на деньги охранки газету Lazevue Russe и занялся тотальной вербовкой французских журналистов из различных изданий, фактически став главой закордонной агентуры Охранного отделения, да с таким блеском, что в личном деле агента Сапфира вскоре появилась запись: «Государь Император Всемилостивейше соизволил причислить коллежского асессора Ивана Мануйлова к дворянскому сословию и пожаловать оному орден Св. Князя Владимира».

Сапфир был человеком вулканического темперамента, и несмотря на то что таинственный мир шпионажа требовал от него всецелой отдачи, он находил время и для занятия журналистикой. Так, много лет спустя стало известно, что Манасевич-Мануйлов выступил соавтором наделавшего много шума скандального антисемитского опуса «Протоколы сионских мудрецов».

Прожив бурную жизнь неуёмного скандалиста, удачливого шпиона и авантюриста транснационального калибра, свой земной путь Манасевич-Мануйлов окончил как заурядный контрабандист. В 1918 г. В районе Выборга он был застрелен российскими пограничниками при попытке нелегально перейти финскую границу с партией золотых украшений работы Фаберже...

И первооткрыватель, и предтеча…

Необходимо отметить, что в использовании издания Lazevue Russe в качестве «крыши» и органа дезинформации в полную силу проявились новаторские способности Сапфира и его талант дерзкого интригана. Манасевича-Мануйлова можно считать первооткрывателем некоторых методов деятельности спецслужб, а его наработками пользовались и советские органы. За доказательствами охотиться не надо.

Известно, что в 1914 г. Муссолини был исключён из социалистической партии. В 1919 г. он основал фашистскую партию, а в 1922-м при содействии монополий, монархии и Ватикана захватил власть и установил в Италии фашистскую диктатуру.

25 октября 1935 г., вслед за официальным оформлением агрессивного военно-политического союза фашистской Германии и Италии, так называемой «оси Берлин – Рим», Сталину стало ясно, что эти государства стали на путь подготовки и развязывания Второй мировой войны. Поэтому он лично приказал начальнику 4-го управления НКВД генералу Судоплатову провести «активные мероприятия» в отношении Муссолини, т.е. запустить такую дезинформацию, которая скомпрометировала бы последнего в глазах Гитлера.

– Нет ничего проще, товарищ Сталин!

– То есть?

– С 1902-го по 1914-й некий российский агент Манасевич-Мануйлов работал на царскую охранку, предоставляя письменные донесения. Сейчас они в архиве НКВД...

– Сделайте так, чтобы фотокопии его донесений оказались на столе Гитлера!

Как только сведения о работе Муссолини на царскую Россию были доведены до Гитлера, последнего охватила безудержная ярость. В бешенстве он бил ногами своих любимых доберманов, разбил пару китайских ваз, наконец, брызжа пеной изо рта, приказал адъютанту немедленно доставить Муссолини в Берлин, где бы тот ни находился.

Встреча фашистских подельников была бурной и продолжалась более двух часов. В итоге Муссолини, чтобы загладить свою вину, вынужден был уступить часть территорий итальянских колоний в Африке и гарантировать участие не менее десяти полностью укомплектованных и вооружённых итальянских дивизий в военных акциях вермахта.

Однако холодок отчуждения и недоверие к Муссолини у Гитлера притупились только с началом войны против Советского Союза...

Кстати

Французский политик, дипломат, с 1914 г. бывший послом Франции в России, Жорж-Морис Палеолог характеризует эту звезду царской охранки так: «Мануйлов – субъект интересный, он еврей по происхождению, ум у него быстрый и изворотливый; он любитель широко пожить, жуир и ценитель художественных вещей; совести у него нет и следа. Он в одно и то же время и шпион, и сыщик, и пройдоха, и шулер, и подделыватель, и развратник – странная смесь Панурга, Жиля Блаза, Казановы, Робера Макара и Видока. А в общем – «милейший человек».

Игорь Атаманенко

Похожие статьи:

Теги: , , , ,