ГюрзаТолько потом выяснилось, что хоть я и действовал наобум, но именно так, как следовало.

Пыльная дорога — это нечто вроде книги регистрации посетителей. Кто бы тут ни побывал, обязательно на ней распишется.

Пыль была всплошную истоптана овечьими копытцами. Вот более крупные следы — ишаков и лошадей. А вот эти оспины — лапищи отарных псов. Они обычно — понурив головы от зноя, слюни вожжой — плетутся позади отары. На дороге глаз на тебя не поднимут. Но когда отара на пастбище — обходи их десятой дорогой!

Всё это были следы старые, выветренные. Я с отрадой в душе отметил, что на слиянии, скорее всего, никого нет. Правда, геологов чёрт мог принести с любой стороны и без дороги!

А вот свежайших следов всякой живности была тьма-тьмущая. Цепочка двоеточий — это полевая мышь. А вот эти следочки, похоже, тех самых. Бегают тут такие, кролики не кролики, суслики не суслики, рыжеватые, с куцыми хвостиками и большими круглыми ушами. Так я и не выяснил, как они называются... Ага! Лисичка-сестричка... След куницы... Это, похоже, пробежала фаланга — страховидный мохнатый паук с размахом лап, случается, с чайное блюдце.

Интересно: люди и одомашненные животные ходят по дороге, но всё дикое, даже какая-нибудь букашка, норовит как можно шустрее пересечь её поперёк!

Это, похоже, следочки ящерицы... А это? Скорпион, что ли? А вот черепаший след. Чьих следов не видно — ни свежих, ни старых, — так это кабаньих и медвежьих. С приходом отар крупный зверь откочевал под самые снега. Ого! След такой, будто дорогу перешла, метя подолом длинной юбки, какая-нибудь здешняя ведьма. Змеища какая-то... Гюрза, небось. Эта если цапнет, то всё... Одному геологу, рассказывали, гюрза прокусила кирзовый сапог. Геолог скончался, казённые сапоги сдали на склад. Потом их выдали другому. Отправился на тот свет и он. Хорошенькое дело! Комиссия установила: змея кирзу прокусить-то прокусила, но сломала в ней зуб, он остался торчать в сапоге небольшой колючкой. И вот такой малости — укола колючки, отравленной ядом, — оказалось достаточно!

Ткани в месте укуса гюрзы, по словам людей знающих, быстро чернеют, как бы обугливаются, и чернота эта с током крови расползается по всему телу. Однажды геолог, которого укусила гюрза, ни секунды не медля, вырезал остро отточенным ножом поражённые чернотой ткани и этим спасся. А смог бы я сам себя прооперировать, хвати меня сейчас гюрза? Вопрос, как говорится, интересный... Я подумал-подумал и решил, что на это меня, пожалуй, не хватит. Если уж такое несчастье стрясётся, доберусь в тенёк под какое-нибудь деревце, по возможности у ручья. Расстелю под ним, если смогу, спальник, лягу на мягонькое, да так и...

Шутки шутками, а я как в воду глядел...

Я чуть замедлил шаг и стал глядеть на те скалы в окошечко видоискателя. Получится ли на слайде этот муаровый узор света, бегущий по траве?.. Что-то жёсткое спружинило у меня под ногами. Раздалось резкое шипение, почти свист, и одновременно с этим я получил по ногам такой удар, будто звезданули по ним железной монтировкой. Я подскочил, как кипятком ошпаренный, и — увидел здоровенную гюрзу, которая быстро ускользала в траву на обочине. Мгновение — и исчезла.

Продолжение читайте в сентябрьском номере (№9, 2012) журнала «Чудеса и приключения».

Фотография © Shutterstock

Похожие статьи:

Теги: , , ,