А.Васнецов. Новгородский торгВ 1780 году мешанин из Нижнего Новгорода Василий Бараншиков отправился по торговым делам на ярмарку в Ростов, не подозревая, что судьба приготовила ему целый калейдоскоп испытаний в трёх частях света.

Выручив за кожевенный товар 175 рублей, молодой купец засобирался в обратный путь. Поужинал на постоялом дворе, сунул руку в карман, чтобы расплатиться за снедь. И сердце так и ёкнуло: пуст карман, украли деньги! Придя в себя от потрясения, Василий задумался. Собственных денег у него нет, проданный товар брал в долг, а потому возвращаться домой никак нельзя — там ждёт долговая тюрьма. Повздыхав над горькой своей долей, решил купец продать лошадей и податься в Санкт-Петербург на заработки.

Копенгаген

В столице он нанялся на судно, отплывающее с грузом мачтового леса во Францию. Первая остановка в Копенгагене, в датском королевстве. Василия вместе с другими матросами капитан отпустил в город. Возвращаясь вечером в порт, зашёл наш купец в уютный кабачок попробовать датского пива. Там подсели к нему два датчанина и принялись угощать водкой. А потом к тёплой компании присоединился «нарядный плут», представился русским из Риги, заказал ещё водки и стал расхваливать датчан — какие, мол, они богатые, милые да добрые — и присоветовал Василию познакомиться с ними поближе. Далеко за полночь собутыльники предложили сильно захмелевшему купцу-матросу переночевать на датском корабле. Василий поначалу отказывался, но «плут» сладкими речами уговорил.

На палубе чужеземного корабля Баранщикова схватили, бросили в трюм, где уже находились шесть пленников — швед и пятеро немцев, и «приковали за ногу к стене корабля». На следующий день в трюм спустился «нарядный плут» и объявил, что отплывают они в Америку, где «много алмазов и яхонтов и будет житьё доброе». Через четыре дня пленников расковали и заставили «отправлять должность матросов».

Приключения Василия Баранщикова. 1793Новый Свет

Спустя пять месяцев корабль бросил якорь у небольшого острова Сан-Томас из группы Виргинских островов заокеанских владений короля Дании. «Поверстали его, Баранщикова, в солдаты», привели к присяге и дали новое имя — Мишель Николаев, так как «слово «Василий» начальники не могли понять».

На острове обитало много обезьян, в том числе приученных носить воду из колодцев в дома. А «в замеченных высоко на пальмах диких обезьян местные жители кидали камешками, дразнили их и корчили им рожицы». Те в ответ бросались сверху спелыми кокосовыми орехами, которые хитрые островитяне и подбирали.

Солдат из Баранщикова никак не получался, был он «непонятен в учении ружьём» и «не мог приобыкнуть к датскому языку». Через два месяца отдали его испанскому генералу с острова Пуэрто-Рико в обмен на двух арапов.

Полтора года подвизался Мишель-Василий возле генеральской кухни — колол дрова, носил воду, чистил кастрюли и котлы. Однажды, когда он уже хорошо говорил по-испански, генеральша спросила его: «Есть ли у тебя отец, мать или жена?» Бухнулся ей в ноги купец, пустил «для приведения в жалость» обильную слезу и отвечал, что не только имеет родителей и жену, но и трое малых детушек дома его дожидаются и не ведают, бедные, жив ли, нет их папаня горемычный. Генеральша, добрая женщина, расчувствовалась и упросила мужа отпустить раба на волю.

Но до дома наш герой еще не скоро добрался.

Продолжение читайте в июньском номере (№6, 2012) журнала «Чудеса и приключения».
Похожие статьи:

Теги: , ,