Рисунок полос зебры уникален, как отпечаток пальца человека. Но почему зебра стала полосатой – споры на этот счёт не утихают до сих пор.

 14 Valenie

Зебра Греви – самая древняя, редкая и красивая из всех трёх ныне живущих видов зебр. Отличается своими большими размерами (вес до 400-430 кг), крупной, вытянутой вперёд головой, с лопоухими как у осла закруглёнными ушками и специфической полосатостью: длинные тонкие полоски лежат на белом теле строго параллельно, а на крупе превращаются в треугольники. Живот белый, по спине проходит тёмный «ремень», хвост с симпатичной кисточкой, а на конце морды коричневое пятно. Ещё до нашей эры их ввозили из Африки римляне для своих кровавых забав под именем «гиппотигров» и сотнями забивали на ристалищах. С тех пор эти зебры не были лучше изучены, но зато активно уничтожались и стали настолько редки, что занесены в Красную книгу.

В этой зебре всё необычно, и даже своё имя она получила непросто. В 1882 году правитель Эфиопии Менелик I в знак особого уважения послал в подарок президенту Франции Жюлю Греви пару пустынных зебр. Зоологи Европы с изумлением увидели ранее не известный вид и при описании дали ему имя президента.

 Сольное выступление норовистого рысака

Пасмурное тревожное африканское утро встречает нашу экспедицию на краю великих сомалийских пустынь. Перед нами расстилается неприветливый пейзаж – светлые заросли низкого колючего кустарника, перемежающиеся плешивыми степными полянками на красных ферритовых почвах с купами зонтичных акаций, которые как бы светятся на фоне тёмно-синих гор. Мы медленно двигаемся по долине, мимо красных термитников, а нас глазами провожают небольшие табунки местных реликтов – зебр Греви и восточноафриканских ориксов. Они пасутся и отдыхают как вместе, так и отдельно, и, судя по всему, делить им нечего. Несколько маленьких зебриных групп иногда объединяются и тогда перед нами появляются настоящие стада. Кроме табунов встречаются пары и одиночные «полосатые матрацы». К одному такому мы подъезжаем вплотную. Он стоит под акацией и ждёт нас, а точнее – терпит вторжение «завоевателей», потому что это жеребец, охраняющий собственную, в боях и трудах отвоёванную территорию.

Я вышел из машины и попытался подойти к нему ближе. Тут его горячая душа не выдержала – он резко взмахнул головой и, подняв её вверх, начал издавать совершенно не лошадиные, а ослиные «трели» – «иа-иа-иа», одновременно тронувшись с места и пытаясь боком преградить мне дорогу на свою территорию. Видя, что на испуг меня не возьмёшь, он, задрав хвост, отбежал в сторону и тут же неожиданно очень резво напал на двух, ничего не подозревавших молодых жеребцов, пасущихся невдалеке. Видимо, они находились на границе его участка, и он терпел их присутствие до тех пор, пока моё вторжение не тронуло его до глубины души, и он, наконец поняв, что время посчитаться с ними настало, решил всё поставить на свои места. Прижав уши, крича и кусая их за крупы, он ретиво погнал их прочь. Мне он отпор дать не решился, а весь свой буйный нрав перенёс на своих полосатых соплеменников.

 Своей земли не отдадут ни пяди

Зебра Греви – самое интересное создание из всех лошадиных, поскольку живёт совершенно в неспецифичной для них среде – африканских пустынях, при постоянном дефиците воды и корма, но и это не главное. Если у всех других лошадей, включая равнинных зебр, жеребцы свободно водят гаремы самок по обширным территориям, то у наших героев доминантные жеребцы тяготеют в первую очередь не к самкам а к... территориям. Они захватывают обширные участки пустыни или саванны, метят их кучами своего навоза и тщательно охраняют от конкурентов. Размеры таких участков могут быть просто грандиозны – от двух до шести и более квадратных миль(!), а их специфические метки служат им ориентирами при взаимоотношениях и при выяснении размеров и границ участков. Они настолько привязаны к своим территориям, что занимают их постоянно по многу лет. Даже если засуха и голод прогоняют их вон, в другие области, где прошли дожди, где есть вода и зелень, то позже, когда обстановка позволит, они возвращаются снова на старые участки и занимают каждый свой. Если кто-то из хозяев не вернулся (погиб, покалечен хищниками), то на «свято место» претендуют сразу несколько бойцов, которые в рьяных драках выясняют отношения, и первый из равных занимает свой новый «трон». Теперь он будет метить его границы и охранять от экспансии молодых наглецов.

Биологический смысл захвата этих территорий в том, что именно на них происходят встречи, общение с самками и размножение, поскольку дамы генетически запрограммированы на предпочтение именно владельцев «недвижимости», которые и оставят свой след в потомстве и истории рода.

Территориальные жеребцы довольно терпимо относятся к появлению на их участках молодых холостых самцов, но те должны выказывать им своё уважение и подчинение, а никак не мужской самостоятельный норов, иначе они рьяно преследуются и изгоняются хозяином прочь. Но как мы видели, господский гнев непредсказуем и может упасть на головы вассалов ежесекундно, без объявления причины и поводов.

Василий Климов

Продолжение читайте в августовском номере (№8, 2016) журнала «Чудеса и приключения», стр.46-50

 

 

Похожие статьи:

Теги: , ,