Блюдечко на окошкеВ четырёх часах езды от Москвы, чудом уцелел уникальный народ — кацкари.

Затерянный мир

На западе Ярославской области течёт река Кадка. Затеряться бы ей среди сотен и тысяч подобных рек России, если бы не кацкари — жители, населяющие её берега.

Это люди русские, но весьма своеобразные. Со своими обычаями, с особым диалектом, в котором более двух тысяч оригинальных слов, так что приезжие (или «заволосные», как их называют кацкари) могут «не замустить, про што разговор».

Крошечный народ живёт своей заповедной жизнью, блюдёт многовековые традиции, «бахорит» на своём языке. Проезжая через центр кацкого стана — деревню Мартыново, будто попадаешь в затерянный мир, и особенно сказочным кажется он в зимнюю пору.

Кацкая волость впервые упомянута в 1461 году в завещании московского великого князя Василия Тёмного: «Даю своей княгине волость Кадку». Волость получила название от реки. А река?

Тут все свято верят в легенду о том, как в стародавние времена напали на нашу землю лютые враги. Все защитники погибли и лежали непогребённые. Вода напиталась ядом. Но нашли в русле реки родник, посадили на него деревянную кадку без дна — и вскоре наполнилась кадушка чистой ключевой водой. Сначала говорили: «Пошли на кадку!» Затем реку так назвали, а потом и саму местность. А жителей этих краёв — кацкарями.

Филологи говорят, такое чередование согласных «ц» и «д» в корне слова — норма с точки зрения русского языка. А этнологи утверждают, что наличие самоназвания и противопоставление себя окружающим, «заволосным», — верный признак малой этнической общности, или субэтноса.

Сто лет назад богатый был край: в 130 селениях волости проживало 22 906 кацкарей, стояло 11 каменных церквей и одна деревянная, 9 часовен. Работало 27 школ, библиотека, больница, 22 ветряные мельницы. Были и овчинная мастерская, и сапожная; 14 кузниц. А уж торговых заведений не сосчитать!

Теперь селений всего 80, а кацкарей в них — 2020 человек. Все — чистокровные, ни одного дачника, любят подчеркнуть они. Церковь служит одна, школ — пять. Единственная больница пока не закрылась, хотя, «если что серьёзное — лучше в город». Город — это Углич, до него около 50 километров.

Зато у кацкарей есть собственный журнал «Кацкая летопись» и целых два музея, созданных учителем местной школы Сергеем Темняткиным.

Туристов приезжает по десять автобусов в день, их надо принимать, развлекать и угощать, чем все мартыновцы усиленно и занимаются.

Откуда примаскалили?

Особенностей у кацкарей «цельнёё голомёно» — то есть немало. Фольклор представлен «прибайкям» (небольшими стихами), «укоронам» (мифами) и «коменничаньями» (пьесами деревенского театра).

«Коменничать» — значит «ломать комедию». И точно: в «театре бабы Мани» люди от смеха с лавок падают, когда «переодетые наоборот» герои сватают своего непутёвого сынка к «приезжей девке» Агашке (в её роли выступают все по очереди туристки), а «баба Маня», не выбирая выражений, бракует всех невест подряд: «Это откуды ж ты к нам, такая модная, примаскалила? С самой Москвы?! К нашему-то обормоту? Видать, с изъяном ты, матушка...»

Кстати, кацкое «примаскалить» означает обычный глагол «приехать», «прийти», происходящий от финно-угорского «маск» — «путь». До того, как в IX—X веках нашей эры в эти края пришли вятичи, здесь жили финно-угорские племена мери, которые потом перемешались со славянами. Так что кацкари имеют смешанную кровь, и даже внешне многие из них голубоглазы и беловолосы.

Смех смехом, но, оказывается, привычка бранить невесту — один из местных обычаев. Будущая невестка должна суметь во всём угодить свекрови: и уменье своё показать, и покорность выказать, и характер при этом выдержать. Выражение «дарома, да не больнё» (хорошо, да не очень) к концу действа знают и с удовольствием повторяют все «гляженные» — то есть зрители.

А вот про то, что мы называем словом «плохо», кацкарь, ничуть не смущаясь, говорит: «Говёно!» Этимология слова не так проста, как кажется на первый взгляд. Она идёт корнями в начало христианских времён, когда здесь стали насаждать многодневные посты. Нашим предкам язычникам не нравилось голодать, обходиться скудной пищей — говеть, так и слово возникло, имеющее негативный смысл.

Священная корова и летающий уж

Встречая на пороге гостей, хозяйка кланяется и произносит странное пожелание: «Пусть к вам примаскалит Белая Корова!» Пожелание доброе

— Белая Корова здесь олицетворяет Солнце, тепло, плодородие, процветание.

— Все мы хорошо знаем мифы Древней Греции или Древнего Рима — в школе их изучаем. Но кто сможет рассказать мифы наших предков-славян? — говорит Сергей Темняткин. — А кацкари свои укороны помнят и рассказывают.

Укорон о Белой Корове — главный, потому она и на здешнем гербе царит. Кацкари, давным-давно православные, в душе остаются язычниками — солнцепоклонниками. А Луну у них олицетворяет Белая Кобыла — символ смерти, которого побаиваются.

На гербе же, кроме Белой Коровы, чётко видны два скрещённых топора. Это дань преданию о злом духе Чугрее, который похищает мужиков. И ничего тот дух не боится, кроме топора. Поэтому с древних времён здесь завёлся обычай перерубать след за собой топором крест-накрест. А главный кацкий храм именуется Никольский-на-Топоре, или же Никола-Топор.

Историко-этнографический музей в Мартынове появился не так давно. Это три крестьянские избы с хозяйственными постройками. За аутентичностью кацкой культуры сюда едут со всего света — даже из Америки и Европы.

— Наш быт в целом сходен с бытом среднерусского крестьянина, — рассказывает Темняткин. — Но только здесь можно увидеть льняную кацкую уздечку — обрать, сплетённый из еловых кореньев дуршлаг — тузлык, сделанную из бычьего пузыря погремушку — громотуху. А блюдечко с молоком на окне вовсе не для кошки, а для другого нашего мифологического персонажа — летающего огненного Ужа Получато. По преданию, он приносит богатство. Наши хозяйки и сегодня ставят на подоконник такие блюдечки.

Уж Получато — не брат-близнец Емелиной щуки. Полученное богатство не принесёт счастья жадному — и будут ему одни тяжкие хвори и безвременная смерть.

Бахорить по-кацки

И всё-таки в глубине души остаётся заноза: а вдруг всё это — умело разыгранное представление?.. И я решила задержаться в Мартынове — затеряться в толпе.

Так вот, везде — на базаре, в магазине, на улице — местные жители говорят на своём непередаваемом чудном диалекте.

— Чем обызъянилась, Матрёна? — кричит через улицу одна бабка другой, с пухлой сумкой.

— Колбасой да селёдочкой!

Оказывается, слово «обызъяниться» ничего общего с хвостатыми приматами не имеет: это означает расплатиться, нанести изъян, урон своему кошельку.

Ещё удивительнее местная школа. Уроки родной истории здесь — в обязательном порядке. Изучаются кацкие обычаи. Свадебный и похоронный обряды — ближайшие родственники: олицетворяют переход в иной мир. Поэтому в обоих случаях принято плакать и щедро посыпать землю ветвями дерева, символизирующего этот переход, — ели.

Зима у кацкарей прочно ассоциировалась со смертью — именно поэтому перед наступлением Рождества здесь было принято наряжать ёлку. Навешивая на ветви пряники и самодельные конфеты, кацкари надеялись ублажить духов смерти, и прежде всего Белую Кобылу.

Зиму кацкари ожидают с Покрова (14 октября), когда выпадает первый снег: «Покров-батюшка, покрой землю-матушку. Землю снежком, а меня — женишком!»

— Названия многих дней очень выразительны, — рассказывает на уроке учитель. — Подумайте, почему с такой тревогой, пересчитывая запасы на зиму, кацкари ожидают Петра Полукорма — 29 января — и Аксинью Полухлебницу — 6 февраля?

Дети в классе тянут руки: крестьяне опасаются, что осенних запасов до весны не хватит. Не дай Бог, падёж скотины начнётся — будет «говёно», то есть голодно.

После Прохора старуха охала

Зима у кацкарей — время обрядов. Никогда на земле не бывает столько нечистой силы, как в царстве холодной Луны — Белой Кобылицы. И главный смысл зимних праздников — именно защита от нечисти.

Зима делится на четыре промежутка: Филипповки, Святки, Мясоед и Масленицу. На Филипповки (с 27 ноября по 6 января) все шили костюмы, делали «хари» — рядились в чёрта, бабу-ягу, покойника, цыган. В таком виде являлись на «биседы», устраивали пляски и коменничанья. Учёные считают: так наши предки отпугивали нечисть, которая пуще всего боится человеческого смеха. Этот обычай сохранился до наших дней.

К вечеру 7 января вовсю справляли Святки. Начинались святошные биседы, волнительное время возможного сватовства. Обычно девочка начинала ткать себе приданое с 9 лет, и к 13 в доме скапливались целые тюки с рукодельным добром.

Но вот наступало время гадать и ждать суженого. В каком обличье он явится? Была примета: девушке в бане, раздевшись донага, выставить свой задок в окошко, и кто коснётся — тот и будет жених. Бывало, касалась мохнатая рука — знать, сам чёрт решил к ней посвататься! И смешно, и жутко.

К концу февраля ещё студёно, но всё смелее припекает Сонцо — Белая Корова. Ему-то и посвящается на Руси Масленица. Ею заканчивается и кацкая зима: после Прохора — 23 февраля — «старуха», как звали зиму, охала: «Худо мне — тепло идёт, стужа кончается!»

У кацкарей Масленица немыслима без огромного чучела Сонцо — Белой Коровы. Его здесь не сжигают, а несут на высоких шестах с песнями и танцами. Все восемь дней подряд едят такие же круглые, как светило, блины — символ возрождающегося солнца. В костёр — младший брат солнца — все бросают палюшки. Когда огонь заполыхает с особой силой, начинается жертвоприношение.

Его организуют ребятишки, которые по всей деревне собирают кому что не жалко. Кто худую крынку даст, кто корзинку без дна, кто «околетую» курицу. Всё это идёт в костёр. Накладут дров, соломы, в основание поставят ёлку и крынку молока, по краям натычут кольев, развесят на них крынки да плетюги — и зажгут под всеобщее пение. Гори, гори ясно все печали минувшей зимы!

Заканчивается кацкая Масленица всеобщим примирением. Все, целуясь, говорят друг другу: «Прости меня!» — «И ты меня!» Обчистишь душу от обиды, жить будешь дольше и болеть меньше. Этой великой мудрости, помимо Христа, Будды и Лао Цзы, учат и современные врачи, полагая, что злость, зависть и мстительность разрушают наш организм в самом прямом смысле слова.

Берегите субэтносы!

Владимир Кляус, заведующий кафедрой Института мировой литературы РАН, доктор филологических наук, рассказывает:

— Субэтнос — понятие, введённое Львом Гумилёвым в пассионарной теории этногенеза. Субэтническая группа — общность людей, которая проживает компактно и является органической частью своего этноса, но обладает групповыми особенностями культуры, осознаёт своё отличие от остальной части общества, имеет самоназвание и как бы двойственное самосознание — принадлежности к этносу и субэтносу одновременно. Это, например, казаки в составе русских, нагайбаки в составе татар. Согласно подсчётам Гумилёва, срок существования этноса 1200—1500 лет, субэтноса внутри него — и того меньше.

И хотя теория Гумилёва не бесспорна, многочисленные субэтносы умирают на наших глазах. Причина — возможно, не спад пассионарных толчков, как полагал Гумилёв, а наступление города на деревню, когда этнические и этнографические границы между людьми стираются, традиции забываются, а особые диалектные словечки, привезённые из тех или иных мест, намеренно произносятся «правильно», «по-городскому».

Этот процесс очень заметен у представителей различных славянских субэтнических групп, в отличие, скажем, от групп кавказских и азиатских, которые стараются создать субэтнические сообщества, диаспоры и внутри них сохранить свою идентичность.

В результате идёт процесс вытеснения субэтносов из общей этнической культуры современного русского человека. На этом фоне замечательно, что находятся энтузиасты, готовые возрождать свои традиции и обычаи, давать им вторую жизнь.

Похожие статьи:

Теги: ,