shutterstock_209611804Откуда берётся вода в этом водопаде? Ведь наверху нет ни ключей, ни речек.

 На юге Венесуэлы, на границе с Бразилией и Гайяной, есть малоизученный горный район Ля Гран Сабана (Великие саванны). Это часть Гвианского нагорья, состоящая из ряда плато, расположенных на высоте 1200–3000 метров, изрезанных каньонами, по которым текут стремительные горные речки. В 1935 году здесь был открыт самый высокий в мире водопад Анхель (Ангел), названный в честь его первооткрывателя – лётчика Джеймса Эйнджела, погибшего здесь же спустя 20 лет. Ширина водопада у основания – 150 метров, высота – 1056.

 Всё перекаты да перекаты

Мои дни в отеле, что стоит на берегу огромного разлива реки Каррао (притока Карони), куда с плато стекает с десяток водопадов, начинались рано. Как только можно было что-то различить в природе, я отправлялся на «охоту» за живностью. К завтраку, исколесив окрестности и успев снять с полдесятка новых для меня видов птиц, я мог считать, что утро прошло не зря!

Сегодня мы отправляемся к водопаду Анхель. Нас предупредили, что идти придётся по горным речкам, по порогам, вообще будет много воды, поэтому одеваться нужно во всё лёгкое, быстро сохнущее.

На пристани грузимся в одну из длинных пирог. Нас шестеро: кроме меня и друга Дениса, трое китайцев и один венесуэлец. Сопровождающих двое: один управляется с мотором, другой – на носу – направляет лодку между камнями, вытаскивает её из заторов, на перекатах.

Уверенно идём посреди реки в окружении невысоких кустарников и деревьев, а на горизонте постепенно появляются голубые очертания плоскоголовых гор. Мы летим навстречу сильному и бурному течению. Вода чистейшая и чуть красноватая. Сейчас сухой сезон, уровень воды в горных реках падает, и многие фирмы, обслуживающие туристов, в это время стараются не работать. Но у нас отважные и опытные провожатые, поэтому нас уверили, что всё будет как надо!

Первый порог появился буквально через полчаса после старта. На всём разливе реки (а это от 100 до 150 метров) и протяжении порога вода с шумом и громом перекатывается через огромные валуны. Они здесь залегли, как партизаны перед атакой. Неужели здесь можно пройти?.. Наша лодка пристаёт к берегу, и нас выгружают вместе со всеми вещами – придётся преодолевать этот порог по суше! А наша посудина, ставшая лёгкой, высоко задрав нос, проскочила все камни и стремнины. Пробравшись через прибрежные заросли, грузимся опять.

Ложе реки каменистое, и камни здесь везде, тем не менее часто встречаются чистейшие песчаные пляжи. А камни и берега заросли какой-то особенной, нежно-зелёной травой! От монотонного стука мотора, мелькания пейзажа и воды тянет в сон. Но… впереди новый порог. Шкипер находит проход в грудах камней, уверенно направляет туда пирогу. С трудом, то шурша, то скрежеща днищем по валунам, проскакиваем и его.

Постепенно горизонт целиком закрывают столовые горы – тепуи. Они все очень похожи, будто сказочный великан взял и обрубил эти горные массивы с боков и сверху, придав им форму стола. Лес по берегам становится всё более высоким и густым. На перекатах иногда замечаем грифов-урубу и грифов-индеек. Видимо, они пасутся здесь неслучайно. На огромных тёмных валунах, торчащих из воды, отдыхают чёрные, как смоль, бакланы. Маленькие кулички шуршат по отмелям. Зимородки (они здесь не такие красивые, как у нас, просто тёмно-зелёные) сидят на ветках до последнего – только когда мы совсем приближаемся, стрелою уносятся вперёд, чтобы сесть там снова на веточку и поджидать нас. И так, пока им не надоест!

shutterstock_189653543 Небесный поток

На встречной огромной пироге, гружённой стеблями камыша, – пара индейцев. Наши гиды заволновались, остановили пирогу, и после длинных переговоров один из индейцев перебрался к нам. Наши сопровождающие повеселели, видимо, парень был опытнее их. Он сразу сел к мотору, и мы стрелой понеслись дальше. А наш «моторист» перебрался на нос, но на первом же перекате мы основательно застряли, и никакие усилия рулевого и парня на носу, попрыгавших в ледяную воду, не помогали. Трое из нашей группы тоже прыгнули в воду. Так, общими усилиями сняли пирогу с камней, провели её через лабиринт из валунов и вырвались на простор. Но после этого переката такие операции стали повторяться через каждые 10–15 минут. Снова ребята лезли в воду и толкали тяжёлое «корыто» вперёд. А над нами нависали угрюмые, но красивые, величественные тепуи, с насмешкой наблюдая, как какие-то мелкие человечки суетятся внизу!

Пейзаж вокруг меж тем менялся. Река сузилась, горы стали ещё выше, лес по берегам – гуще. Высохшие великаны-деревья, и стоявшие, и лежавшие на земле, как лесные колдуны или лешие, тянули к нам свои сучья-руки, будто пытались поймать, остановить. Стало даже как-то зябко, не по себе. Появись на берегу ягуар или динозавр, никто из нас не удивился бы.

Наконец добрались до долины «Больших валунов». И справа, и слева – огромные каменные великаны самой причудливой формы. Один сильно смахивал на морду крокодила! Местные и называют его «кайман». Эти пороги мы никак не могли преодолеть – вода едва сочилась между камнями. Мы высадились на берег и двинулись пешком по сельве до встречи с пирогой. Пока всё выглядело как увлекательное путешествие, с приключениями.

Вскоре огромные синие тепуи столпились вокруг нас так тесно, что стало трудно дышать. Их изломанные очертания напоминали крепостные стены, башни, минареты, и мы внутренне уже готовились эти крепости брать! Огромный синий орёл, сидевший на дереве, даже не удостоил нас взглядом. А застывшая на отмели среди камней синяя цапля проводила нас взглядом, но не улетела. Видно, что местное зверьё здесь людей видит только по большим праздникам и совершенно не боится!

 После очередного поворота реки наш «предводитель», подняв голову, произнёс: «Анхель!» И мы, обратив в том же направлении свои взоры, увидели огромную, подпирающую облака скалу, с которой серебряной струёй слетал в пропасть водяной поток. Ещё несколько поворотов по течению реки среди тесных синих гор, и вот знаменитый водопад прямо перед нами. Откуда берётся эта вода? Там, наверху, ведь нет ни ключей, ни речек… Оказывается, из облаков! Они оседают на скалах каплями влаги и, стекая, образуют самый грандиозный в мире водопад.

Вокруг скалы клубятся облака, спускаясь туманом в долину, а из-под них вырывается струя воды. Она летит вниз на целый километр, превращаясь в брызги и пыль.

Вечереет... Предводитель наш берёт свои вещи, мы – тоже и бредём по лесной тропе прочь от реки. Вскоре выходим на большую поляну, посередине которой стоит двухэтажный навес. Кроме крыши и пола, ничего нет. С балок свисают плетёные гамаки, в них нам предстоит провести ночь. Пока мы умывались, приходили в себя и выбирали гамаки, наши провожатые развели большой костёр, и вскоре по поляне распространился волшебный, ни с чем не сравнимый дух жареной курятины! О, если в этом лесу есть лешие, то они уже все должны быть здесь! После ужина мы расползлись по своим местам, предводитель предупредил, что подъём в три часа ночи, и – вперёд по дикому лесу, к подножию Анхеля!

 В райские кущи

Будят нас и «строят» в цепочку в полной темноте. Каждому (кроме меня) на лоб крепят фонарик, чтобы освещать лесную тропу. А тропа – сплошное переплетение корней разной толщины и формы. Ноги то проваливаются, то подгибаются, то за что-то цепляются. Добравшись до горной речки, пытаемся перейти её, прыгая по камням. Но ночью как-то плохо с координацией, мы скользим, падаем и, в конце концов, плюнув на всё, шлёпаем по воде!

А тропа уходит в гору. Деревья-исполины растут так близко, что мы с трудом протискиваемся между шершавыми стволами. Если бы не фонарики, нам бы не сделать и пяти шагов. Через полчаса карабканья по тропе, в полной мере вкусив все прелести ночного тренинга, обливаясь потом, который ест глаза, просим провожатого о пощаде. Он останавливается, и мы, держась друг за друга и за стволы деревьев, кое-как переводим дух.

К подножию Анхеля подошли с первыми лучами солнца. Гора, вечером синяя и окутанная тяжёлыми облаками, под утренними лучами стала розовой, туман – прозрачным, нежным, невесомым, как пух, а поток воды, несущийся сверху, из-под облаков, остался серебряным!

Поснимав вволю и водопад, и природу ущелья, я спустился по тропе пониже и обнаружил вокруг столько разных природных редкостей, что хватит на две жизни. Кроме удивительных деревьев и кустарников, лиан, бромелий, ещё мириады различных пауков, насекомых, птичек. Огромные листья сплошным ковром укрывали землю под ногами, прямо на тропе лежали волшебные жёлтые цветы, вокруг порхали синие и фиолетовые бабочки, а из чащи неслись трели каких-то райских птиц!

Возвращались мы уже в другом настроении – вприпрыжку, и переплетённые корни на тропе уже не казались нам препятствием. В лагере при свете дня разглядели приютившую нас поляну. Она была окружена, как войском, старыми деревьями и пнями, увешанными бромелиями, – древесными паразитами. Они были повсюду, буквально взяв лес в полон.

После завтрака я, захватив оптику, вышёл на берег реки и... «награда нашла героя»! На противоположном берегу, на одиноком дереве, сидели грифы-индейки. На фоне голубой горы, окутанной облаками, чёрные птицы, раскрыв свои огромные крылья навстречу утреннему солнцу, принимали воздушные ванны! Время от времени они медленно складывали крылья, перебирая лапами, поворачивались к солнцу другим боком и снова раскрывали свои великолепные опахала. Фантастическое зрелище! Но надо было возвращаться домой…

Теперь лодка шла по течению, и лес по берегам так и мелькал перед глазами. Но это не помешало нам раза два засесть между камнями так, что снимали лодку всем коллективом. На одном из перегонов увидели какого-то чёрного зверя, стремительно плывшего к берегу. Вот он выбрался на сушу, встал на задние лапы, посмотрел в нашу сторону и нырнул в лес. Только тогда дошло до нас – да это же гигантская выдра, самый редкий зверь континента! Вот это удача!

Василий Климов

Фотография — shutterstock.com ©

 

Похожие статьи:

Теги: , , ,