Пока наука спорит, существует ли плазменная форма жизни, в это время крупные амебовидные объекты, превращаясь в светящиеся плазматические вещества, беспрепятственно скользят над землей, зависая над разными городами, объектами, разломами, кратерами. К кому-то они прилетают на дом, проявляясь в форме туманных расплывчатых существ -  повеселиться…

У меня в доме поселились полупрозрачные, явно разумные существа. Они сопровождают мои самолеты, растягиваясь на километры, охраняют в дороге, зависают под потолком, когда им скучно, с легкостью втискивая пятиметровые головы в моей малогабаритной квартире. Гостей, которые приходят ко мне, они обступают плотным кольцом и изучают. Бывают игривы, устраивая порой настоящее представление – садятся к гостям на колени, обнимают их, кладут голову на плечи, ложатся под ноги как собака, гладят по волосам. Или качаются под потолком, на люстре, перед самым лицом сидящего человека пятиметровыми телами, раздутыми, как парус – ведь никто, ничего не видит! Существ это веселит невероятно! За долгие годы мы притерлись друг к другу – то я их шугаю или хвалю, то они меня. Так и живем, не мешая друг другу. Но иногда они вредничают.

В Екатеринбург, на конференцию приехал доктор наук из Новосибирска, мой знакомый. Мы зашли в гости к его давней подруге, театралке, в квартире которой, куда ни посмотри, везде были стеллажи с книгами, изысканная старинная мебель, обитая бархатом, фотографии с артистами, витиеватые статуэтки. Попивая вкусный чай, мы рассуждали о всякой всячине на тему, абсурдную для науки: астрал, инопланетяне, плазменные существа. «Вряд ли «плазмоиды» — разумны! Выслушиваю это только из личной к Вам симпатии! Я же ученый! Как я буду смотреть своим студентам в глаза, если признаю, что этот «призрачный» бред – не только реален, но еще и разумен? Навряд-ли это возможно!» – не соглашался со мной доктор наук.

Комнату вдруг неспешно стали заполнять «облачные» существа. «А вот и мои друзья!» — воскликнула я, показывая вверх. «Какие такие друзья?» — удивился ученый, оглядываясь по сторонам — Никого же нет! Вы, Наденька, чрезвычайно подвержены разным фантазиям!». «Да. Есть такое!», — веселилась я, так как видела то, что ему было недоступно: комната уже была полна «народу» — прямо за его спиной, и в центре комнаты, и в проходе встали огромные фигуры высотой в несколько метров ростом. Дымчатые тела покачивалась перед носом ученого и откровенно разглядывали. Гость им нравился — известный философ, историк, грамотный ученый и добрейшей души человек, он явно был им симпатичен. Но его категоричное — «этого не может быть!» — заводило их так же, как заводит пацанов, которых в споре разводят на «слабо». «Ах, не может быть? Ну погоди, сейчас мы тебе покажем!»

Ученый стал посмеиваться надо мной — беззлобно, необидно, но с долей скептицизма, все еще не веря, что в комнате кто-то есть. Позднее он вспоминал: «Я сидел спиной к книгам, к стеллажу. И конечно, засомневался, что они здесь присутствуют – откуда? Как это возможно? И хотя Надежда настаивала – не верил. Никто же не приходил к нам! Какого черта они вообще здесь делают?»

– Существа сами появляются, когда сочтут нужным. Преград для них не существует, — старалась объяснить я, но доктор наук явно нервничал – ему не нравилось, что в тихой обители с вкусным чаем и задушевной беседой появился еще кто-то — без приглашения! Не нравилось, что за нами бесцеремонно наблюдают, слушают, знают, чем мы тут занимаемся, а главное – о чем думаем!

– Послушайте! У любой женщины есть такие моменты, где посторонние глаза не нужны! Зачем им это надо? – возмущался он, проявляя едва скрытое раздражение – А когда вы моетесь в ванной? Голая? Что тогда?

– Они и там подглядывают. Не без этого. Их глаза – повсюду. От них не скрыться, – насмешничала я – Они все видят, из любой точки пространства. Все знают. Даже то, что у вас на уме! – чем явно шокировала своего собеседника – он не знал, верить мне или нет — это было так не по-научному!

– ОНИ вам не осточертели? – мой собеседник снова оглянулся за спину — там было пусто.– Но ведь никого нет! Я вам не верю! И мне не нравится, что за нами подглядывают! Жульничество какое-то! Да этого просто не может быть! – категорично закончил он.

И в этот момент с высокого шкафа что-то грохнулось! Грохнулась глухо, тяжело. Это бронзовая статуэтка Дон-Кихота, основательная, старинная, ухнула сверху вниз. Пролетев в сантиметре от головы ученого, она крепко воткнулась в пол бронзовым острием. Но к шкафу, монолитному, тяжелому — никто и не прикасался!

Надежда Маслова, рисунок автора
Продолжение в №5/2017 журнала «Чудеса и приключения», стр. 24 — 27

Похожие статьи:

Теги: ,