Может ли песня шамана у края Большого ледника остановить глобальное потепление?

Транс гималайской ведуньи

От обычных встреч учёных и общественных лидеров, поднимающих проблемы глобального потепления и будущего планеты, этот международный форум в Гренландии отличался тем, что на него были приглашены люди, олицетворяющие, по мнению организаторов, «природную мудрость коренных народов мира». Именно в качестве одного из главных «мудрецов» и оказался в Гренландии старейший эвенкийский шаман Савэй из Якутии. Сопровождали Савэя его постоянная помощница и спутница Октябрина Наумова и учёный-этнограф Анатолий Алексеев. Что касается автора этих строк, то он был приглашён на форум как писатель и журналист, занимающийся традиционными верованиями. Наша четвёрка представляла не только Сибирь, но и всю Россию, и потому пользовалась особым вниманием и статусом.

Парадоксы страны рекордов

У самой стены ледника


Ангаангак – духовный лидер эскимосов

Писать о поездке в Гренландию, не сказав несколько слов об этой удивительной и не слишком-то знакомой россиянам стране, невозможно. Невозможно обойтись и без многократного употребления слова «самый». Итак, Гренландия – самый большой остров на Земле (более двух миллионов квадратных километров) и при этом – самая малонаселённая территория (всего 60 тысяч человек). Здесь же находится самый мощный ледовый щит планеты (три с половиной километра толщиной) и самый большой и «быстрый» ледник, движущийся со скоростью 19 метров в день и ежесуточно сбрасывающий в океан 35 кубических километров льда. Понятно, что и по числу рождённых айсбергов (18 тысяч в год) Гренландия тоже рекордсмен, и именно на её коварного «посланца» наткнулся в своё время «Титаник». Город Нук – самая маленькая столица планеты (14 тысяч жителей), а посёлок Сиорапалук (80 жителей за 80-й параллелью) – самое северное местожительство в мире. Рядом с ним отмечена и самая высокая в мире скорость ветра – 333 км/ч.

На снимке, сделанном из космоса в разгар лета, сплошная белая глыба страны оторочена с юго-запада тоненькой зелёной кромкой – это и есть пространство человеческой жизни. И тем не менее в переводе на русский Гренландия означает «зелёный остров». Так её окрестил в 985 году викинг Эрик Рыжий, отличительной особенностью которого был «буйный нрав». Изгнанный за это из родной Норвегии, а затем Исландии, он отправился «на все четыре стороны» в студёный океан и в один прекрасный момент наткнулся на неведомую часть суши, уходящую далеко на север. Видимо, после немалых злоключений остров и впрямь явился викингу радушным и зелёным. А вот сам Эрик с его буйными замашками вряд ли показался желанным гостем коренным жителям, пращурам нынешних эскимосов-иннуитов. Тем не менее за ним хлынула целая волна колонистов из Норвегии, Исландии и Дании, «освоивших» всё пригодное для жизни побережье и вытеснивших аборигенов на север. И быть бы там колонистам до сих пор, но в конце XIV века на остров нахлынули невиданные холода и буквально «выморозили» пришельцев. После очередного потепления Гренландия была прибрана к рукам Данией, но число датчан и прочих европейцев никогда не превышало здесь десяти процентов.

О чём пел Ангаангак?

Выходя на посадку в аэропорту Копенгагена, я настраивался на полёт в каком-то небольшом самолётике, поскольку нашим пунктом назначения был обозначен крошечный посёлок Кангерлуссак с несколькими сотнями жителей. Каково же было удивление, когда нас посадили в аэробус А-330 «Гренландских авиалиний» и он заполнился практически до отказа. Всё прояснилось после приземления: Кангерлуссак оказался бывшей американской военной базой и единственным аэродромом Гренландии, способным принимать большие современные самолёты. По сути, это был перевалочный пункт, где большинство пассажиров тут же пересели на маленькие самолёты и разлетелись по всему острову, в том числе и в его столицу Нук. Указатель у входа в небольшой аэровокзальчик гласил, что воздушный путь отсюда короче всего до Лондона – 3 часа 35 минут, но ещё ближе до Северного полюса – 3 часа 15 минут.

Дав нам немного оглядеться, организаторы форума посадили всех прибывших в автобус-вездеход и повезли куда-то в неизвестность. Дорога петляла между пологих сопок, поросших карликовой берёзой, и первое впечатление было таким, будто я приехал в командировку в родную северную тундру.

Одолев пару десятков километров и перевалив через ближние горы, мы увидели на горизонте сверкающий на солнце белый язык ледника, и это было уже что-то необычное. Автобус остановился на террасе, вознесённой над ледниковой долиной с огромным озером, и седовласый мужчина с бубном в руках попросил нас выйти на площадку. Как я понял, это был Ангаангак – духовный лидер иннуитов, член всевозможных академий и общественных организаций, народный целитель и главный устроитель нашего форума. Ангаангак подошёл к краю обрыва, поднял бубен, поднёс его к лицу и запел. Голос был красивым и мощным, а бубен выступал в роли резонатора, усиливая звучание протяжной, судя по всему, очень старинной сакральной песни. Эхо её множилось и гасло в распадках сопок, уплывало к далёким льдам. Закончив петь, Ангаангак повернулся к нам и объяснил: «Эта долина столетиями, а может, и тысячелетиями была родовым гнездом моих предков. Здесь появились на свет моя прабабушка, бабушка, моя мать и я сам. Я приветствую вас на своей земле главной песней нашего рода. В ней наша вера, наша любовь, наши благопожелания пришедшему. Добро пожаловать на мою землю! Я надеюсь, что ваш приход поможет ей исцелиться и возродиться, а всем нам вместе стать ближе и сильнее. Я призываю вас растопить лёд в ваших сердцах. Пусть осветит нам путь священный огонь предков…»

Мы ехали к леднику, сверкающему маяком из-за сопок, и тогда я ещё не знал, что за время жизни Ангаангака ледяная кромка, растаяв, отступила из долины на целых десять километров. И это было бедой иннуитов. Бедой, в которой они ждали помощи от нас.

Текст и фото – Владимир Фёдоров

Продолжение читайте в декабрьском номере (№12, 2013) журнала «Чудеса и приключения»

Похожие статьи:

Теги: , , , ,