Возле аэропорта Хеху я увидел нечто вроде транспаранта с английскими словами «Приветствуем в «Золотом треугольнике». По всем канонам жанра полагалось бы вздрогнуть, напрячься, а быть может, и ощутить ледяную струйку пота между лопаток, представив караваны контрабандистов, перестрелки правительственных войск с партизанами и много всего прочего, с чем молва связывает этот труднодоступный район на стыке границ Мьянмы, Таиланда и Лаоса.

Впрочем, вокруг полиции было не больше, чем в любом другом бирманском городе. На городском рынке, кроме привычных уже в Москве тропических плодов, бросались в глаза разве что корзины с листьями бетеля. Жуют его по всей Южной Азии не ради кайфа, а в надежде на прилив бодрости, хотя у жевунов со стажем краснеет слюна, чернеют зубы, и дело вполне может обернуться раком.

Владения народа Шан

…Наш микроавтобус преспокойно проследовал дальше по узкой, но добротной дороге, обгоняя медлительные повозки с запряжёнными в них быками, мимо плантаций «драконова дерева», как в Мьянме и во всём Индокитае именуют разновидность кактуса, приносящую шишковидные плоды размером примерно с мужской кулак с багровой или белой мякотью под тёмно-розовой кожурой.

…Расставшись с микроавтобусом на причале, мы пересели в лодку красного тикового дерева с десятком кресел и заботливо приставленных к ним разноцветных зонтиков. Раскрыть зонты пришлось почти сразу после того, как мы помчались по реке к озеру Инле.

Видимость была весьма ограниченной, но вдруг из расступившейся помеси мелкого дождичка и тумана перед нами предстало рыбацкое судёнышко, управляемое не виданным мною способом.

Представьте рыбака в драной соломенной шляпе, который одной рукой держит снасть, напоминающую наши вентеря, а другой сжимает вертикально погружаемое в воду весло. При этом одна его нога покоится на корме, а второй он обвивает другое весло, ловко руля им. Завидев моторку с чужаками, абориген Инле исхитрился помахать нам и заспешил наперерез, чтобы получить чаевые за демонстрацию уникального умения.

Возникло оно примерно тысячу лет назад потому, что Инле – озеро неглубокое, преобильно заросшее водной травой. Традиционными сетями в нём вряд ли что поймаешь. Посему предкам современных инлеанцев пришлось придумать свой метод гребли и рыболовства, который жив и поныне, ибо для «детей озера» это не экстравагантный трюк на потребу туристов, а деталь исконного образа жизни.

Следи за огородом, а то уплывёт!

Тучи к вечеру рассеялись, а лодка наша оказалась в окружении множества помидорных кустов, усыпанных алеющими плодами. Из соседней протоки выплыла лодочка, гребец внимательно осматривал насаждения, иногда пальцами проверяя томаты на упругость. Здешние помидоры невелики, зато отменны на вкус, и озёрные огородники экспортируют их даже в Китай. Мне объяснили, что томатные заросли обосновались на подобии гигантской многослойной подушки из водного гиацинта, перегноя, плодородного грунта и водорослей. В толще этой «слоёнки» таится множество газовых пузырьков, накопившихся от гниения отмерших растений, потому огород не просто не тонет, но в сильный ветер норовит совсем уплыть, и крестьянам приходится в непогоду следить, чтобы порывы не повыдёргивали из дна колья, удерживающие плантацию.

Кроме томатов здесь научились выращивать и фасоль, и баклажаны, и многое прочее, востребованное на рынке.

Помидоры хоть и хороши, но считаться исконно мьянманской или индокитайской культурой не могут. Пришельцы на символ нации не тянут. Иное дело лотосы. В меню любого приличного ресторанчика найдётся салат из молодых лотосовых побегов с креветками или без них. А вот о том, что волокна из стеблей излюбленного поэтами цветка годятся для ткацкой пряжи, я узнал только на Инле.

Олег Дзюба

Продолжение читайте в майском номере (№5, 2013) журнала «Чудеса и приключения»

Похожие статьи:

Теги: , , ,