История эта удивительна. Ведь где это видано, чтобы иностранец был «заместителем» великого князя Руси на обручении с невестой? В лучшем случае в XV веке такой человек мог находиться в свадебном посольстве, быть толмачом (переводчиком), но не олицетворять фигуру правителя. Как такое могло быть? Видимо, был он достаточно известен не только своим умом, находчивостью и учёностью, но и пользовался особым расположением великого князя. Звали этого человека Джан Батиста дела Вольпе, а на Руси — Иваном Фрязиным.В.Муйжель. Посол Иван Фрязин вручает Ивану III портрет его невесты Софьи Палеолог. 1910

Местом рождения Джан Батиста дела Вольпе историки называют итальянский город Виченцу. О дате рождения будущего путешественника, дипломата, золотых дел мастера и... первого тайного агента Запада на Руси ничего не известно. Известно только, что объявился он на Москве в 1455 году, принял православие и стал именоваться Иваном Фрязиным. В скором времени Иван Фрязин, благодаря своим познаниям в литье металла, стал не только главным чеканщиком монет при дворе великого князя Ивана III, но и откупщиком этого весьма прибыльного дела. Ведь в Московском государстве того времени на производство монет существовал откуп. Откупщик-чеканщик мог получить за большую плату право на чеканку монет. Естественно, за процессом чеканки на княжеском монетном дворе устанавливалось строгое наблюдение. Но кто мешал Фрязину в строжайшей тайне и без помощников чеканить монету «на дому»?

Так выходец из солнечной Италии постепенно набирал «вес» и стал одним из самых богатых людей Москвы. Ссуживал он деньги под приличный заклад, в том числе и людям из окружения великого князя, что давало ему возможность знать много придворных тайн и разрешать сложные вопросы, которые, как известно, упираются в наличие «бренного металла». Вот почему с именем этого шпиона и авантюриста оказалась связана интрига сватовства великого князя Ивана Васильевича к византийской принцессе Зое Палеолог.

Иван III. Гравюра из "Космографии" А.Теве. 1575Как известно, великий князь Иван III, женатый первым браком на тверской княжне Марии Борисовне, овдовел в 1467 году. Злые языки говорили, что без яда и ворожбы здесь не обошлось. Дело это тёмное, однако сразу же после кончины супруги двадцатисемилетний князь начал вести разговоры о новом браке. Первым, кто обратил внимание Ивана III на византийскую принцессу Зою Палеолог, был Иван Фрязин. Именно он поведал Ивану Васильевичу о существовании прелестной племянницы последнего императора Византии, которую видел в Италии. Одновременно Фрязин-Вольпе направил главе католической церкви сообщение о возможности женитьбы московского великого князя на Зое Палеолог.

Почему сообщение было адресовано Римскому Папе? Да потому, что отцом Зои был Фома Палеолог — брат императора Византии Константина, погибшего при штурме Константинополя турками в 1453 году. Фома Палеолог, бежав из захваченного Константинополя с двумя сыновьями и дочерью, привёз в Рим бесценную святыню всех христиан -Фома Палеолог, отец Софьи. фреска Пинтуриккио. голову апостола Андрея Первозванного. За это он удостоился покровительства Папы и ежегодной денежной пенсии в шесть тысяч золотых. Что же касается Зои Палеолог, то она сразу же стала считаться невестой номер один во всей Европе. Естественно, что католическая церковь, взявшая опекунство над Зоей Палеолог, пыталась решить брачный вопрос исходя из собственных интересов. Причём превалировал один: стремление объединить католическую и православную церкви под главенством Римского Папы. Вот почему, как только глава католической церкви Павел II получил сообщение Фрязина-Вольпе, он сразу же дал указание кардиналу Виссариону срочно готовить посольство в Московию.

В 1469 году посольство, в состав которого входили родственники Ивана Фрязина — брат Карло Вольпе и племянник Антонио Джильярди, прибыло в Москву. Посланцы кардинала Виссариона, сторонника так называемой Флорентийской унии, вели довольно тонкую Софья Палеологигру. Они заявили Ивану III, что к Зое сватались французский король и герцог Медиоланский, но византийская принцесса отвергла их, так как не хочет соединяться с «латинской верой», то есть католичеством. Одновременно в Риме Павел II усиленно добивался от Зои Палеолог обещания, что в случае оправдания надежд на замужество она станет делать всё для того, чтобы восторжествовали постулаты Флорентийской унии 1439 года и православная церковь Московии оказалась под римским главенством.

Что же касается самого Ивана III, то идея брака с византийской принцессой ему пришлась по душе. Ведь тем самым Москва становилась наследницей Византии — «третьим Римом», что несказанно укрепляло авторитет великого князя не только в своей стране, но и в отношениях с соседними государствами. Можно сказать, что каждый из участников этой интриги надеялся на решение своих вопросов. А вот какие вопросы решал при этом Фрязин-Вольпе? Конечно, ещё большее доверие со стороны великого князя ему заслужить, несомненно, хотелось. Ведь это доверие при удачном стечении обстоятельств могло «пролиться настоящим золотым дождём» на голову авантюриста. Но не только.

А что, если вместе с Зоей Палеолог он станет ключевой фигурой в Москве и поставит Русь в зависимость от папского престола? Вот тут-то есть над чем подумать. Это вам не карьера какого-то откупщика-монетчика. Сегодня к тебе идут с поклоном, а завтра прознают про чеканку «левой» монеты и вздёрнут в застенке.

Продолжение читайте в №2 (2012) журнала «Тайны и преступления».
Похожие статьи:

Теги: , , , , ,