Валентин Плучек, более 40 лет возглавлявший Московский театр сатиры, сделал его местом паломничества театралов, хотя ныне укореняется мнение, будто такими сверхпопулярными были лишь Таганка, «Современник» и спектакли Эфроса. Однако и в «Сатиру» достать билет было совсем не просто. Плучек как никто другой умел «коллекционировать» актёров: именно он открыл Анатолия Папанова и Андрея Миронова, Татьяну Васильеву и Валерия Гаркалина, пригласил из провинции Спартака Мишулина, Романа Ткачука, Бориса Плотникова. Звёзды этого театра и его режиссёр были известны всей стране. Но была у Валентина Плучека тайна, о которой до поры до времени не знал никто, даже он сам.Валентин Плучек

«Дай этого, пронзительного»

В детстве он испытал серьёзный удар судьбы. Умер совсем не старый отец, а мать вышла замуж по истечении срока траура. Отчим дал Валентину свою фамилию, которую он и прославил, став режиссёром. Хотя не любил отчима, убегал из дома, не хотел с ним жить. Даже подружился с беспризорниками. Родители нашли компромисс — определили его в детский дом.

Повзрослев, он решил поступить во ВХУТЕМАС и пришёл с заявлением, когда приём был закончен. Получив задание нарисовать стиснутые руки, очень легко, тут же, при профессоре, справился с ним и был принят. Но не успокоился. Шёл как-то по улице и увидел объявление о приёме в мастерские Мейерхольда. Зашёл и сразу поступил. Случай часто вмешивался в его судьбу.

Однажды Маяковский, увидев среди актёров театра Мейерхольда Плучека, настоял, чтобы он исполнил в «Бане» роль Моментальникова. В «Клопе» Валентин играл несколько ролей. Одну из них — Репортёра — получил тоже по рекомендации поэта, Маяковский сказал Мейерхольду: «Дай этого, пронзительного».

«Всеволода Эмильевича Плучек боготворил, — рассказывает Галина Полтавская, известный театровед, четверть века проработавшая помощником Валентина Николаевича. — Всегда, даже когда имя Мейерхольда было почти запрещённым, где бы ни работал Плучек — в Ташкенте, Чирчике, на Северном флоте, — на видном месте у него стоял скульптурный портрет Мастера. Много и с восторгом рассказывал о его репетициях. Вспоминал и том, как хотелось играть главные роли, а Мейерхольд ему их не давал. Однако Плучек не обиделся, а сделал вывод: значит, не надо быть актёром, — и ушёл из театра. Но когда его закрыли и арестовали Мейерхольда, позвонил опальной жене Мастера Зинаиде Николаевне Райх, поздравил с 8 марта. Она пригласила его в гости, и он пошёл, хотя в тот момент почти все отвернулись от этого дома, в который ещё совсем недавно стремились попасть...»

«Я не учился в театре Мейерхольда — я там родился, — рассказывал впоследствии Валентин Николаевич. — 17-летним мальчишкой я пришёл к нему. Моя юность опалена присутствием гения — он во всём, как воздух. Благодаря ему я на всю жизнь пленён живописью, музыкой, поэзией. Мейерхольд заставил нас вбирать в себя всё это, интеллектуальный накал в его театре был высочайший, сам он любил беседовать с нами, ошарашивая мыслями, образами. Мейерхольд не один — целое поколение таких людей было рядом. Как-то раз мы спросили его, какие качества нужны, чтобы стать режиссёром. Он ответил сразу, как будто заранее готовился: «Два врождённых: ум и талант, и три благоприобретённых: культура, вкус и чувство композиции». Мы часто употребляем слово «культура», не имея к ней никакого отношения. Я до сих пор считаю себя очень некультурным человеком, потому что я видел людей культурных. Кто мой учитель — Мейерхольд или Андрей Белый, который читал нам лекции о слове и во всех европейских и неевропейских языках прослеживал влияние на смысл лексемы одной буквы, скажем, «р»? Или, может быть, Эйзенштейн? Этакий гениальный лбище, ироничные, полные смеха глаза, беспрерывные шутки, но... так страшно с ним! Перед тобой человек, который знает всё на свете. Он ведь энциклопедист самых чистых кровей, у него была страсть к словарям и энциклопедиям, он их читал от первой до последней буквы и запоминал!.. »

Продолжение читайте в №1 (2012) журнала «Тайны и преступления».
Похожие статьи:

Теги: , ,