Владимир Иосифович ГуркоВладимир Гурко должен был войти в историю как выдающийся политический и государственный деятель, преобразователь российской экономики и политической системы, блестящий оратор и публицист, автор лучшей книги о Николае II. Однако прежде всего его имя связывают с чрезвычайно нашумевшим в начале XX века делом Лидваля, оборвавшим блестящую и стремительную карьеру Гурко.

Нахал или радетель о благе?

Осенью 1906 года по Петербургу поползли слухи. Влиятельная генеральша А.Г. Богданович записала в те дни в своём дневнике: «Все газеты травят Гурко, который упорно молчит, не защищается. Если всё это верно, то положение его безвыходное. Мнение всех, кто знает Гурко, что этот человек всегда сумеет выскочить из всякого положения — ужасный нахал».

«Ужасный нахал» был товарищем, то есть заместителем, министра внутренних дел П.А. Столыпина. В сути этой криминальной истории остаётся много неясного, однако исторические источники всё же позволяют составить картину произошедшего.

Началом её следует считать голод, постигший многие губернии России из-за неурожая 1905—1906 годов. В этот критический момент управлять всеми операциями с продовольствием, в том числе и казёнными поставками хлеба в пострадавшие районы, было поручено министерству внутренних дел, а именно — товарищу министра Гурко. Он поставил своей целью одновременно сэкономить государственные средства и накормить голодающих. Но все известные поставщики продавали зерно по довольно высокой цене — 96 копеек за пуд.

А вот фирма Эрика-Леонарда Лидваля, петербуржца, брата знаменитого архитектора Фёдора Лидваля, всего около года как вышла на этот рынок. На этом Гурко и построил расчёт. Лидваль принимал на себя обязательство поставить 10 миллионов пудов зерна для пострадавших губерний по сравнительно низкой цене — 83 копейки за пуд, при непременном условии монопольного исполнения всего контракта своей фирмой. Ведь раз покупает один, а собственники зерна заинтересованы в его сбыте, то естественно, что выжиданием можно было бы заставить их существенно понизить цену. Поэтому для успеха плана особенно большое значение приобретала тайна сделки, чтобы продавцы не узнали, что Лидваль осуществляет казённую закупку.

С Лидвалем был заключён договор о поставке 10 миллионов пудов хлеба и выдан задаток в 800 тысяч рублей. Однако от хлебопромышленников невозможно было утаить факт заключения контракта. Среди них поползли слухи, что в сделке между Гурко и Лидвалем не всё чисто. А тут и вездесущая пресса подоспела и подняла шум. План оказался сорванным. К этому моменту контракт был исполнен только в незначительной части, не покрывшей даже аванса. Гурко был привлечён к суду Особого присутствия Сената по обвинению «в превышении власти и нерадении в отправлении должности».

Продолжение читайте в №4 (2012) журнала «Тайны и преступления».
Похожие статьи:

Теги: , , , ,